Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Жизнь в Церкви > Почему я не ушла из Церкви

Жизнь в Церкви

Почему я не ушла из Церкви


«Прийти» в Церковь не сложно. Во всяком случае, всегда найдется приход, где тебя крестят, не допытываясь о серьезности твоих намерений и глубине знаний катехизиса. Формально войти в Церковь легко. А вот остаться – это уже задача совсем иного порядка. Обстоятельства складывались так, что вскоре после крещения я должна была навсегда уйти из Церкви, с досадой хлопнув дверью. Но этого не произошло. Сегодня мне кажется, что Сам Христос держал меня за руку.

Я крестилась в 19 лет, ничего не зная о Церкви, о Православии, о Христе. Я была однозначно верующим в Бога человеком, но связи моей личной веры с христианством не видела. Просто мне встретился человек, который сказал «со властью», что надо креститься. Он был совершенно не такой, как все прочие мои знакомые, и я поверила лично ему. Евангелие я не читала. Имела благое намерение, но больше пары страниц не могла осилить.

Теперь, спустя двадцать лет, я понимаю, что крещение было тогда с моей стороны шагом необдуманным и безответственным. Я не знала, что делаю, чему приобщаюсь и к чему меня это обязывает. Поэтому неудивительно, что в Церковь тогда я так и не пришла. Пыталась было захаживать в храм по соседству, но нашла там только то, что могла найти в моем тогдашнем состоянии, – кучу человеческих несовершенств, которые в церкви смотрелись особенно чудовищно. Смысла богослужений я не понимала и чувствовала, что на службе у меня получается не молитва, а сплошное лицемерие. Врать себе не хотелось, и я перестала ходить в храм, хотя смутно чувствовала, что чего-то самого главного я так и не поняла и когда-нибудь снова приду.

Как-то раз я случайно забрела в церквушку, ранее мной не виденную. Это был вечер Страстной пятницы. Что-то зацепило на службе, подумалось, а не пора ли исповедаться и причаститься… И вот вижу я ночью сон, будто прихожу в церковь на пасхальную службу. Открываю дверь, захожу, а там идет шумное застолье с танцами на столах. Мне становится жутко, я разворачиваюсь к двери, чтобы поскорее покинуть это сборище, и тут кто-то берет меня за плечо. Оборачиваюсь – передо мной стоит священник, которого видела в храме накануне. Он спрашивает: «Почему ты уходишь?» Я отвечаю: «Этого и так хватает в окружающей жизни. Если в Церкви то же самое, зачем мне сюда приходить?» Он говорит: «Ты совсем не туда смотришь и не то видишь. Вот посмотри, как хорошо». Я поднимаю глаза и вижу громадный необъятный храм, купол которого настолько высок, что его не видно, а стены все убраны цветами. Царские врата закрыты и тоже все в цветах. Стоит канун, как празднично убранный стол. И где-то на хорах тихонько репетирует хор, слышится пение неземное. Выходит кто-то из алтаря, начинает кадить, и кадильный дым возносится ввысь, пробивая пространство.

На следующий день я пошла в церковь, исповедалась и причастилась у священника, который мне приснился. Получила от него наставление, которое могла в тот момент воспринять. Так началось мое вхождение в Церковь.

Это было время застоя. В церковь ходить было небезопасно: если об этом узнавало руководство на работе, человек рисковал карьерой, репутацией и вообще очень многим. Мы были почти криптохристианами, и все держалось на взаимном доверии: нашем доверии священнику и его доверии нам. Так вот, тот самый священник, принявший у меня первую исповедь, развернувший меня к Церкви, этот человек, казавшийся мне абсолютным авторитетом, в действительности оказался стукачом и сотрудником органов. Об этом я узнала позже, когда некоторых прихожан его храма начали увольнять с работы.

Впоследствии этот батюшка был уволен из церкви за кражу церковного имущества. Правда, ушел он недалеко. Его перевели вторым священником в другой храм, где он со временем, по-моему, стал настоятелем. Еще он был членом общества «Память» и антисемитом.

В общем, у меня, тогда еще совсем неискушенной и не окрепшей в вере, были все основания разочароваться в Церкви и уйти оттуда навсегда. Но этого не произошло. Почему? Ответа на этот вопрос я до сих пор не знаю. Могу предположить только одно: чтобы разочароваться, надо сначала очароваться. А я никогда не «очаровывалась». Скорее, просто хотела «чего-то большого и светлого» и чувствовала, несмотря ни на что, что здесь это найти можно. И продолжала искать, несмотря на ложь, лицемерие, предательство, с которыми пришлось столкнуться в церковной ограде.

Настоящий поворот в сознании произошел после того, как мы крестили мою новорожденную дочку. Тогда я вдруг стала задумываться о личности Христа, о Его воскресении, о крестной жертве. Стала чаще захаживать в церковь и молиться. В какой-то момент я явственно поняла, что живой Христос стоит передо мной, хоть физическим зрением я его и не вижу. И настал день, когда я окончательно пришла в Церковь просто потому, что иначе не могла.

Думаю, если человек видит в Церкви Христа и приходит к Нему, никакие разочарования его не уведут. Тем более что каждый из нас – часть Церкви, и то, какая она, зависит в том числе и от нас. И чем чаще заглядываешь в свою душу, чем больше себя узнаешь, тем больше понимаешь, как глупо и нелепо считать грехи других людей.

Нескучный сад

Дата публикации: 07.07.2011