Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Журнал «Камо грядеши» > Выпуск №2 (9) от 03.2000 > Реакция психологической защиты или идущее вниз сравнение

Выпуск №2 (9) от 03.2000

Реакция психологической защиты или идущее вниз сравнение


Люди точно газеты:
о плохом рассказывают долго и с удовольствием,
а о хорошем едва упоминают…
Моисей Сафир (1795-1858)

Из сообщений телевизионного корпоративного агентства «Телескоп»:

«…Телевизионные программы о различных стихийных бедствиях становятся тем жанром документалистики США, который, набрав обороты в Америке, с успехом продается и в других странах мира…

…Передачи о потопах, наводнениях, землетрясениях и циклонах, снятые, озвученные и смонтированные с помощью новейших технологий, имеют огромный телевизионный потенциал. Об этом говорит и недавний мировой успех американских сериалов «Totally Out of Control» («Контроль полностью потерян»), сделанного в журнальном стиле, и «Times of Terror» («Время террора») производства компании «Unapix», которые были уже закуплены для показа и в Латинской Америке, и в Европе, и в Азии.

Такие цикловые документальные фильмы, как «What Went Wrong» («Что вышло из-под контроля?»), «Earth’s Fury» («Бешенство земли»), «Storm Warning» («Штормовое предупреждение») и «Without Warning» («Без предупреждения») повествуют о несчастьях, произошедших в реальной жизни. Зрители в Латинской Америке, Великобритании и Франции, где демонстрируются эти сериалы, одинаково сопереживая потерпевшим, в равной мере способны разделить страх и радость людей, выживших в катастрофах».

Намеренно привожу такие длинные цитаты, потому что свидетельствам верующих людей в этом отношении обычно не доверяют. Когда говоришь, что телевизор смотреть на самом деле очень вредно, и лучше его не смотреть вообще, то естественной реакцией обычно бывает: «Вы что, совсем уже фанатики?! Что такого плохого в телевидении?! Просто посидеть, расслабиться, новости посмотреть, фильмы всякие, в чем тут грех?!».

Действительно, греха, как будто, на первый взгляд, нет, но опасность существует серьезная.

Прочитав заголовки в газетах или прослушав анонсы теленовостей, уже становится немного страшновато. Землетрясение в Турции, наводнение в Китае, теракты в Америке, разбитые самолеты, вооруженные конфликты, горячие точки. Хорошо, хоть сами телезрители еще живы. Только не говорите, что ничего другого в мире не происходит и спокойные новости людям неинтересны. Сам журналист, и слышал эти сказки сотни раз. Когда журналисты рекламируют фирму или политика, они обычно мало заботятся о том, интересно ли это зрителям. Они сами навязывают нам свой взгляд, объясняя нам, чем мы должны интересоваться. Судить нужно не по принципу «что интересно». Чаще всего грех тоже очень интересен. Но от этого он не становится менее злым.

Опустошающее воздействие новостей и телевидения понимают только две категории людей: журналисты и верующие. Еще в прошлом веке репортеры и публицисты уже выли волком от засилья негатива на первых полосах популярных изданий. Вот несколько афоризмов известных журналистов прошлого: «Не дай вам Бог дожить до того дня, когда все будет так плохо, как об этом пишут газеты» (Уилл Роджерс). «Это ложь, что газеты разучили нас думать, разве они не печатают кроссворды?» (Габриэль Лауб). «Газета больше радуется об одном грешнике, который перерезал горло своей возлюбленной, чем о 99 праведниках, которые вступили в брак и живут счастливо» (Алан Патрик Херберт). А вот уже современные высказывания: «Воспитывать — значит вырабатывать невосприимчивость к телевидению» (Маршалл Маселюэн), «Современные СМИ хороши тем, что дают возможность ворчать в глобальном масштабе» (Лоренс Питер). (Цитаты по книге: Дешевых политиков не бывает. Афоризмы. М., 1999).

Относительно фильмов разговор вообще отдельный. Даже не включая телевизор, достаточно только прочитать названия фильмов в телепрограмме. Студия 1+1: «Любовь и пули», «Тысячелетие мести», «Воспоминание про убийство», «Машина смерти», «Расплата за убийство», «Нужно убить эту любовь», «Ромео в крови». Телеканал «Интер»: «Леди-терминатор», «План убийства», «Убийца, который плачет», «Месть пророка», «Убить мистера Грифина». СТБ: «Плата за убийство», «Дневник насильника», «Сладкое насилие», «Убийца нашей матери», «Смерть ей к лицу». Еще одна цитата из абсолютно светского издания: «В то время, как в так называемых «развлекательных» фильмах для детей совершается по двадцать актов насилия в час (из них убийства каждые шесть минут), в фильмах для взрослых средней агрессивности (подобных эпопее о Джеймсе Бонде) обычное явление — встретить 60–70 актов насилия в час или 90–100 актов на протяжении одного фильма. Это уже стало нормой, стандартом. Что тогда говорить о более «крутых» боевиках и фильмах ужасов? По этому поводу одна из ведущих Би-би-си Мэр Уайтхауз признала: «Эксплуатация темы жестокости по отношению к другому человеку вызывает еще большее возмущение, чем жестокость как таковая». (Михайло Веклик. Насильство на телебаченнi. // Телерадиокурьер, № 3, 1999, с. 35).

Традиционные оправдания всего этого: «Люди смотрят на насилие и таким образом избавляются от него в жизни», «выплескивают свои негативные эмоции». Чем дальше человек от психологии, от душевных проблем, тем с большей уверенностью он говорит подобное. Ни один психолог не разделяет этой странной точки зрения. Как раз наоборот: в социальной психологии, как и во многом другом, «подобное привлекает подобное». Доказательством тому служит простая статистика. Давайте сами подумаем, уменьшилось ли количество преступлений на наших улицах после того, как были сняты все табу с показов фильмов, пропагандирующих насилие? Уменьшилось ли количество изнасилований, абортов, разбитых семей с того времени, как сняли табу на показ эротических фильмов и программ?

Интересно, что даже люди, далекие от веры, уже ощущают некоторое беспокойство от этих проблем. «Согласно итогам многочисленных опросов, можно сделать вывод, что массовый зритель ниже всего оценивает на телевидении сведения о серьезных событиях — и выше всего сведения о катастрофах, террористических актах, военных действиях, личных трагедиях и прочие новости сенсационного характера. По мнению самих тележурналистов, уступая вкусам публики, они дошли до той черты, за которой начинается подрыв престижа телевидения как источника информации» (В.Л. Музыкант. Теория и практика современной рекламы. М., 1998, с. 64).

Иногда эту загруженность негативной информацией объясняют тем, что телевидение находится в руках олигархов, и интерес к негативным новостям навязан исключительно самими журналистами. Как известно, запуганным человеком легко управлять. Точно так же и народ, привыкший к тому, что вокруг все плохо, а что-то хорошее делают только правители, легко держать в подчинении.

Но это объяснение никак не подходит для демократических стран, где чернухи не меньше, а правителям нет нужды обманным путем держать народ в узде. На самом деле интерес к чему-то плохому в человечестве был всегда. «Хлеба и зрелищ!» — лозунг куда более живучий, чем «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» и, тем более, «Возлюби ближнего». И вот, место зрелищ за отсутствием боев гладиаторов занимают новости, в которых иногда не меньше крови, и телешоу, в которых не меньше азарта.

Так что не приходится говорить о падении нравов или низкой духовности. Нравам неоткуда было падать — точно так же, как и духовности неоткуда опускаться — ниже некуда. Все познается, извините за банальность, в сравнении. Если я сравниваю себя с тем, что хуже меня, — это поднимает меня в собственных глазах. Если с тем, что лучше, — раздражает. Это — как отличник в классе двоечников или как трезвенник на Новый год: все люди — как люди, а он допекает всех своей праведностью.

Другое дело, если мне не платят зарплату, сын — двоечник, жена — стерва, но все это мелочи в сравнении, к примеру, с Турцией, где вообще тысячам после землетрясения жить негде. Это не мысль простого обывателя, это объяснение интереса к негативной информации. Из двух зол: думать о своем незавидном положении или узнать о еще более незавидном положении кого-то еще,— мы всегда подсознательно выбираем меньшее.

К тому же, эти проблемы не требуют моего деятельного и столь обременительного для меня участия — достаточно только посетовать: дескать, бедные турки, как им теперь худо, но мы то ничем помочь не можем. Вот что говорит по этому поводу специалист, доктор психологических наук, заведующая лабораторией социальной психологии личности Института социальной и политической психологии Татьяна Титаренко: «В психологии это иногда называют «идущее вниз сравнение» — если где-то хуже, чем у меня, значит, у меня не так уж все и плохо. Это реакция психологической защиты от неприятностей своей жизни. А у журналистов этот интерес возникает как интуитивное предчувствие того, какие именно новости интересны потребителям информации. К тому же, эти новости как бы снимают чувство ответственности: они не требуют никаких конкретных действий в помощь этим людям, ведь их можно только пожалеть — и совесть спокойна.

Получается, они там, на своем сытом и загнивающем Западе и в Америке, тоже чувствуют острое недовольство своей жизнью. Негативной информации там иногда больше, чем у нас. Причем и хлеба, и зрелищ у них явно хватает. Недаром наш шоу-бизнес и продовольственную промышленность всегда упрекают в том, что они явно не дотягивают до мировых стандартов. Получается, это идущее вниз сравнение идет не потому, что человеку плохо жить, а потому, что он считает, что ему плохо жить.

Все дело в том, что если потребности тела еще можно свести к хлебу, то душевные потребности никак одними зрелищами не ограничишь. И вывод из этого только один: «Не хлебом единым жив будет человек…» Напомню продолжение этой фразы, которое обычно опускают: «…но всяким словом, исходящим из уст Божиих». И я знаю наперед, что ответят на такой вывод: дескать, как же заботиться о пище духовной, если мне, грубо говоря, жрать нечего? Накорми, а потом говори о духовном. Но такая позиция, в конечном счете, приводит к чернухе в новостях и вечной неудовлетворенности своим существованием. А это уже замкнутый круг. Выхода нет. Единственное, что может сказать человек после того, как ему дали и хлеба и зрелищ, это: «Побольше!»

Есть еще одно объяснение интересу к негативу. Оно очень похоже на правду, потому что само по себе слишком неприятно. Больной желтухой видит все в желтом свете. Точно так же спортсмен или музыкант интересуется в основном тем, что так или иначе связано со спортом или музыкой. Количество зла и порочности в человечестве преувеличить трудно. Шопенгауэр когда-то говорил, что если вы хотите сделать карьеру, то лучше рассчитывать на человеческую подлость, чем на благородство. Со времен немецкого философа ситуация если изменилась, то только в худшую сторону. Понятное дело, что недобродетельный человек будет интересоваться в основном тем, к чему сам привык: плохим и порочным. Подобное привлекает подобное. Все светлое и доброе будет его только раздражать, в лучшем случае, казаться скучным. Подумайте сами, какая бы новость привлекла больше внимания: любовная связь, к примеру, между Михаилом Горбачевым и Клаудией Шиффер или открытие восстановленного храма?

Какие же выводы из всей этой очередной неутешительной информации? Выводы таковы, что интерес к негативу на телевидении есть проявление абсолютно нехристианского отношения к жизни. Ведь что объединяет этот спрос на насилие и трагедии? Не только «идущее вниз сравнение», но и основа этого сравнения — недовольство своей жизнью, условиями существования и т. д. Но мы знаем, что «даже волос не упадет с головы без воли Отца небесного», и мы знаем, Кто у нас «всякому благу Промысленник и Податель». И предъявлять Ему претензии: «Ты знаешь, мне не нравятся те условия жизни, в которых я нахожусь. Я, конечно, понимаю, что это все произошло не без Твоей воли, но мне все равно это все не нравится» — это значит не верить в Его любовь. Вот это уже — нехристианское отношение. И чем больше мы стремимся узнать негативных новостей (а других у нас не показывают), тем ближе мы становимся к подобному отношению.

Честно говоря, недовольство жизнью — это результаты завышенных требований к этой жизни. Дескать, почему это я живу хуже, чем другие (имеется в виду: почему у меня зарплата маленькая, квартиры нет)? Ответ прост. Ты поставлен Творцом именно на то место, где ты больше всего помощи можешь приносить ближним и способствовать спасению своей души. Но это все красиво на словах, на деле же мало кто сможет так относится к условиям своей жизни. Откуда такие требования появляются? От желания иметь множество вещей, превышающих необходимый минимум «одежды и пропитания». Само же телевидение и подогревает эти нездоровые желания посредством рекламы и программ типа «Из жизни звезд» или рассказами о миллионерах. О том, что мы не к этому призваны, нет смыла говорить. Это уже совсем другая история, и не мне ее рассказывать.

Дата публикации: 28.09.2003