Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Жизнь в Церкви > Идентификационный код и «печать антихриста». Часть 1: Краткая история вопроса

Жизнь в Церкви

Идентификационный код и «печать антихриста». Часть 1: Краткая история вопроса


Новый виток дискуссий вокруг вопроса «электронной идентификации», с которым некоторые верующие связывают события, предшествующие «кончине мира», разгорелся в этом году в связи с рассмотрением вопроса Богословско-канонической комиссией УПЦ, о чем недавно писала «Религия в Украине». Сегодня вниманию читателей мы предлагаем статью протоиерея Андрея Дудченко, которую он подготовил на основании своей дипломной работы, защищенной 10 лет назад в Киевской духовной академии, — во время первого витка волнений в связи с введением идентификационных кодов (номеров).

Вера в грядущее пришествие Христа во славе неоднократно засвидетельствована в Новом Завете и предании ранней Церкви: «Ей гряди, Господи Иисусе!» (Откр. 21:20). Широкие же массы интересует скорее не вопрос пришествия Христа, а так называемый «конец света» — разного рода природные и техногенные катаклизмы, которыми должна окончиться эпоха истории человечества.

Кроме того, определенная часть верующих, одержимая апокалиптическими страхами, стремится навязать всем остальным свой надрыв и истерику. Этот процесс начинался еще задолго до введения современной системы учета граждан. Отец Александр Шмеман в одном из своих выступлений в 1977 году замечал следующее: «Я очень часто встречаюсь с людьми, которые приходят в Православие. И какой же мы, православные, наносим часто духовный вред, обращая их не в святую православную Истину, а, простите, в православную истерику! В какое-то сплошное бесконечное преувеличение, которое ничего общего не имеет со светом, входящим в мир и в образе преподобного Серафима, и, в общем, в бесконечно трезвой христианской литературе, которая порождена этим Православием».

Краткая история вопроса

В УПЦ дискуссия вокруг современной системы идентификации граждан не нова. Первые волнения верующих в связи с введением идентификационных номеров налогоплательщиков возникли после принятия Закона Украины «О государственном реестре физических лиц — плательщиков налогов и иных обязательных платежей» от 22 декабря 1994 г. за No.320/94 ВР иПостановления о введении «идентификационных номеров физических лиц — плательщиков налогов» No.1232 от 6 ноября 1997 г. Уже тогда начали появляться листовки, призывающие «не брать код».

Другим поводом для беспокойства стали постановления Кабинета министров Украины No.574 от 29 мая 1996 г., No.1182 от 28 сентября 1996 г. и No.40 от 20 января 1997 г. Первое из них — «Про впровадження штрихового кодування товарів» — постановило ввести маркировку товаров, изготовляемых или реализуемых в Украине, штриховыми кодами EAN. Второе — о вопросе паспортизации граждан — признало целесообразным внести в паспорт-карточку гражданина Украины идентификационный номер физического лица — плательщика налогов. Третье постановление утвердило Концепцию образования Единой государственной автоматизированной паспортной системы. Каждый человек не только должен был иметь справку о присвоении ему идентификационного номера, но этот номер предполагалось вносить в удостоверения личности. Правда, вплоть до нашего времени намерение правительства Украины о введении пластиковых карточек-паспортов взамен бумажных еще не реализовано, однако, тем не менее, эти постановления стали почвой для всевозможных страхов и опасений.

Вслед за Украиной волна беспокойств быстро докатилась до России. В 1998 году в журнале «Русский дом» (№3) опубликована  статья игумена Тихона (Шевкунова) «В Европе — Шенгенская зона». Автор рассказывает о протесте православных христиан Греции против введения новых паспортов, содержащих магнитную полосу с информацией. Приводится текст обращения Священного Синода Элладской Православной Церкви, принятого в июне 1997 г., в котором высказано опасение по поводу того, что число 666 «под самыми разными предлогами систематически вводится в нашу жизнь». Автор статьи утверждал, что один из примеров использования числа 666 содержится в штрих-коде, который наносится на упаковку товаров: это «каждый из вас легко может увидеть на любом штрих-коде — две тонкие параллельные линии, которые несколько длиннее всех остальных и находятся всегда в начале, в середине и в конце штрих-кода. Это компьютерные шестерки второго сета».

В одной из листовок, которая ходила в те годы среди верующих, «рабы Божии Михаил, Федор, Прохор, Варвара, Марк» из Киева утверждали, что «не будут спасительными монастырские службы и таинства лишатся благодати, если совершать их будут люди, имеющие в кармане документ с тремя шестерками».

Уже тогда авторы «Слова Свято-Успенского Одесского монастыря» заявили, что «идентификация лишает человека богодарованной свободы» в отличие от имени, данного при Крещении, которое «соединяет нас с Богом». Принимая идентификацию, «мы перестаем быть личностями со свободой воли и действиями и становимся информационными и исполнительными объектами предписаний и запретов» (текст обращения был опубликован на сайте «Стояние за истину» по адресу www.voskres.ru/truth/econtrol/church/odesa.shtml).

Такие утверждения вместе с непрекращающимися волнениями верующих, которые начали совершать крестные хода для «отмены кода», послужили поводом для рассмотрения данной проблемы на заседании Священного Синода Украинской Православной Церкви. В результате обсуждения этого вопроса Синод издал Послание, в котором, упомянув, что беспокойства среди христиан возникают «не без основания», призвал всех верующих помнить, что «печать антихриста лишь завершит процесс отпадения от Бога и благодати Его, что ныне тайно и совершается в глубине людских сердец». Синод определил, что «принятие сегодняшних идентификационных номеров еще не означает измены Христу и потому не означает принятия “печати антихриста”», и вместе с тем признал, что идентификационный код унижает человеческое достоинство, приводит к нарушению прав и свобод человека. Синод обратился с прошением к государственной власти выработать «альтернативную недискриминационную систему налогообложения… а также дать право всем гражданам на свободный выбор системы выплаты налогов, ни в коем случае не принуждая никого к принятию идентификационного кода», и «не привлекать к административной или уголовной ответственности тех верующих нашей Церкви, которые вообще не захотят принимать идентификационный номер».

Однако после опубликования синодального послания волнения полностью не прекратились. В письме Президенту Украины наместника и братии Свято-Успенского Святогорского монастыря (ныне — Лавра) от 6 августа 1998 г. говорилось: «Успокоительные заверения о том, что идентификационный код — это еще не печать антихриста, не успокаивают православных».

Весной 2000 года Священный Синод Русской Православной Церкви выступил со специальным заявлением «Уважать чувства верующих. Хранить христианское трезвомыслие», в котором постарался избежать двух крайностей, что видно из самого названия. В мае того же года появилось письмо архимандрита Иоанна (Крестьянкина), перепечатанное множеством православных изданий.

О. Иоанн объяснял, что новая система уплаты налогов не несет в себе никакой опасности:  Господь требует Себе наше сердце, а не паспорт или налоговую карточку. Поэтому «вот за чем следить-то надо неусыпно и со всем тщанием — кому мы в жизни служим, чем живем».

23 января 2001 г. в интернет-журнале Православие.Ru было опубликовано второе письмо архимандрита Иоанна. Старец указывал на то, что ложные слухи о введении трех шестерок в ИНН выявили среди части верующих «отсутствие веры Богу и доверия Матери-Церкви». Внимание христиан, поддавшихся апокалиптической панике, целиком поглощено мнимой «печатью», что крайне пагубно для духовной жизни: «Сейчас мы все больше боимся печати антихриста, которая будет во время оно. <…> А вот о печати нашего личного греха мало кто даже задумывается. Но именно она, эта печать, отдает человека во власть антихристовых стихий и дел и являетсядействительным прообразом (здесь и далее выделено о. Иоанном) той печати, которой на самом деле стоит бояться! И ничто божественное не пройдет сквозь эту страшную греховную печать, которой мы ежедневно печатаем свой ум и сердце». Никакие внешние «печати» не могут повредить душе христианина, если при этом не будет «сознательного отречения от Христа, и сознательного же поклонения врагу Божию». Массовый апокалиптический «психоз» (слово о. Иоанна) угрожает разделением и расколом в Церкви — и это при том, что сам вопрос об ИНН «к духовной жизни не имеет никакого отношения».

В это же время, 19–20 февраля 2001 г., в стенах Московской духовной академии состоялось расширенное заседание Синодальной Богословской комиссии РПЦ. Итоговый документ был утвержден Священным Синодом «в качестве руководства для священнослужителей в их пастырской деятельности», по словам патриарха Алексия II. В начале Великого поста 2001 г. сам патриарх обратился к верующим с Посланием, посвященным преимущественно вопросу об ИНН. Как в Итоговом документе , так и в Послании выражена мысль о том, что «принятие или непринятие индивидуальных номеров ни в коей мере не является вопросом исповедания веры или греховным деянием. Это дело личного выбора, оно не имеет религиозного значения».

26–27 декабря 2001 г. на очередном заседании Священного Синода РПЦ был обсужден вопрос «о продолжающихся обращениях к церковному Священноначалию относительно нежелания части православных верующих в Российской Федерации принимать идентификационный номер налогоплательщика как число, которое может восприниматься в качестве альтернативы христианскому имени, особенно в связи с опасениями принудительного присвоения данного числа». Священный Синод полностью подтвердил позицию, высказанную ранее в официальных документах РПЦ (Итоговом документе и патриаршем Послании) и еще раз напомнил о том, что «технологическое действие не может само по себе произвести переворот в сокровенных глубинах человеческой души, приводя ее к забвению Христа». Утверждать обратное — значит исповедовать суеверие, противоречащее церковному Преданию и святоотеческому учению. «Никакой внешний знак не нарушает духовного здоровья человека, если не становится следствием сознательной измены Христу и поругания веры», — напомнили участники заседания.

В конце 2003 года Синод УПЦ призывал представителей всех ветвей власти «способствовать закрепленному законом праву верующих жить и исполнять свои гражданские обязанности в соответствии с религиозными убеждениями, в частности осуществлять финансовые операции без использования цифровой идентификации, а также не допустить универсального применения идентификационного номера во всех областях жизни человека».

Осенью 2005 года тот же Синод обеспокоенно писал: «Не исключена возможность централизованного сбора сведений о частной жизни граждан и об их убеждениях. Это создает угрозу правам и свободе человека, делает возможным тотальный контроль за жизнью человека, в частности за его мировоззрением.. нельзя в системах учета присваивать людям какой-то номер, который будет использоваться вместо имени.. ..недопустимо, чтобы люди которые по различным причинам отказываются от участия в новой идентификационной системе, были оттеснены на обочину жизни, существенно поражены в правах, ..должна быть предусмотрена альтернатива, которая позволяет полноценно жить в обществе, не препятствует осуществлению их прав и свобод, пользованию законными льготами».

С тех пор, насколько может судить автор, вопрос о средствах идентификации не становился предметом рассмотрения официальных церковных органов или лиц вплоть до  марта 2010 года, когда Предстоятель УПЦ Блаженнейший Митрополит Владимир обратился к президенту Украины, премьер-министру, председателю Верховной Рады и руководителям депутатских фракций с письмом, в котором просил на законодательном уровне предусмотреть возможность альтернативной формы учета налогоплательщиков и аннулировать идентификационные номера граждан, которые написали заявления об отказе от них.

Осенью того же года представитель УПЦ в Верховной Раде архиепископ Львовский и Галицкий Августин (Маркевич) обратился к народным депутатам с настоятельной просьбой «уважать позицию Церкви» и предоставить верующим их «законное право»: «жить и исполнять свои гражданские обязанности согласно религиозным убеждениям, на внедрении действительно альтернативной системы учета за именем (фамилией, именем и отчеством); без присвоения любых номеров (а также штрих-кодов, радиометок, чипов, и тому подобное), исполняющих функции идентификатора человека; без включения верующих в электронныее реестры; без накопления информации о них, кроме той, которая традиционно имела место у нас в Украине до 1994 года. Учет этой категории верующих осуществлять исключительно на бумажных носителях».

А весной этого года бурную критику вызвала статья архиепископа Августина «Проблемы электронной идентификации человека в свете православного вероучения: современное положение и пути решения», опубликованная как на официальном сайте УПЦ, так и на портале «Православие в Украине». В этом документе председатель Богословско-канонической комиссии УПЦ предложил согласиться с тезисом о том, что «принудительное присвоение православному верующему какого-либо электронного идентификатора лишает его имени, полученного им в Таинстве Крещения». Этим заявлением по сути перечеркиваются все официальные документы как УПЦ, так и РПЦ.

О дальнейшем развитии событий «Религия в Украине» подробно информировала своих читателей.

В следующей части попробуем разобраться, что же такое «печать антихриста» и «число зверя», и возможно ли принятие печати «обманным путем».

Часть 2: «Печать» и ее принятие

Дата публикации: 08.06.2011