Время говорящего безмолвия. Размышления в начале Великого поста

Как по-разному приближается Великий пост каждый раз. В этом году его начало выпадает на, пожалуй, самую сложную для меня неделю года, а всё же предвкушение периода — всегда светлого, интересного, дарящего мир, сейчас наполняет душу радостью…


Наступает удивительное время говорящего безмолвия. Так бывает, когда вдруг после привычной среды и беготни опускаешься в кресло в предвкушении чтения, и вдруг — ещё до того, как открыл книгу — обнаруживаешь, что привычный мир вокруг зазвучал совсем иначе — начинаешь слышать, что часы тикают, птица за окном поёт, причём совсем иначе, чем в прошлый раз, а сердце стучит. Мир вокруг перестаёт быть «фоном» и оживает, обретая глубину. Таково и время Великого поста — время обнаружения глубины, — измерения которое мы привыкли не замечать. В конце концов, это время Встречи. Но так же, как невозможно увидеть глубину человека при поверхностном, суетливом общении, так же невозможно погрузиться в глубины явлений и событий. Так что это также и время отхода от звенящей пустотой «простоты», отход от «очевидных» — «всё ясно» выводов и суждений, отказ от бесконечных клише и «аксиом», в мире которых мы живём. И ведь удивительно, что каждый раз в период Великого поста нам посылаются ситуации, в которых мы можем понять — способны ли мы увидеть глубину или всё ещё не покинули пределы плоского измерения, где «всё ясно и просто».


Думаю, что самый базовый этап постижения глубины — это даже не способность, а желание заглянуть вглубь, и понять прежде, чем сделать хоть какой-либо вывод, -собственно, последовать совету Христову «не судите по наружности, но судите судом праведным» (Ин.7:24). А ещё вернее — даже непопытаться понять, а просто не осудить. Отсутствие желания осудить. Ведь все мы знаем, как легко и приятно общаться с людьми, умеющими слышать и желающими понять, с теми, кто не стремиться судить и осуждать, кто не выискивает к тому поводов, и в отсутствие оных, не надумывает причин. Вроде бы, просто и очевидно. «Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены» — призывает Спаситель (Лк.6:37), но ставшая уже избитой фраза, будто бы остаётся неслышимой для слуха христиЯнского. И вообще удивительно, как в людях истово произносящих слова «от нихже первый есмь аз»  сочетается не менее истовое желание указать на тех, кто хуже. Как всё-таки прав был арх. Иоанн (Шаховской): «Грешники, осуждая грешников, чувствуют себя «не утерявшими нравственных критериев»». Иной раз и вовсе кажется, что среди христиЯн идёт соревнование на собирание очков, соревнование по мастерству создания «фона», чтобы на этом фоне выглядеть в общем-то неплохо, или даже совсем хорошо. Осуждаются решительно все: конечно же, раскольники, еретики, сектанты, несогласные, те, кто ставит вопросы, и прочие «мыслепреступники»; осуждаются радостные и печальные, осуждаются просто не осуждающие.


У таковых христиЯн нечасто возникает желание, например, поделиться радостью, но интерес таковых как правило и сводится к поиску недостатков и ошибок. Мерило же осуждения имеет любопытное свойство — все чужые недостатки имеют всегда несравненно больший вес, они всегда более «ужасны», более «мерзки», чем недостатки собственные. Вот такая игра «кто первый добежит»: добежал, осудил — кто-то хуже, чем ты — и вот можно спокойно вздохнуть. А уж церковная среда кишмя кишит подобным «благочестивым спортом»; иные и вовсе делают осуждение и ненависть краеугольным камнем своей веры. Впрочем, ежели подходящего «спортивного достижения» не наблюдается, на выручку приходят подмены: «я согрешила также, как и Маруся, зато голову во святый чугун опустила или в два раза более ‘молитовок вычитала’, а, стало быть, лучше я Маруси» — и снова вздох облегчения. Но если и это не походит, то изобретательный ум находит иное решение — составление проектов и поднятие планок. (Нет-нет, не о себе, «то — гордыня», а о других). Создать о другом человеке проект, расстрелять его собственными ожиданиями «я думал, что ты таков», а после объявить, что человек оказался «ниже ожиданий», а, стало быть, он подлый и низко пал. Примечательно, что удобство метода в том, что ожидания можно поднимать до бесконечности, а следовательно, бесконечно же и обвинять другого.


И вот настало время перестать создавать красочные и холодящие душу фоны, расписывая в мрачных красках других людей. Великий пост — время, когда каждый призван подойти к зеркалу, и видеть это зеркало на протяжении дня — в других людях и ситуация искать и обнаруживать себя, видеть себя со стороны. Порой кажется, что если бы мы регулярно могли наблюдать за собой со стороны, то ужаснулись бы тому, что осуждаем других очень часто за то, что есть в нас самих, или же за то… чего нет, но чего очень хотелось бы иметь, т. е. зависть.




Но вот приходит время обратить свой взор внутрь себя, слышим знакомое: «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче». О чём эти слова? Да, они о покаянии, об открытии глубины, — того самого иного измерения. И вместе с тем за просьбой о покаянии часто остаётся незамеченным адресат этот просьбы — Податель жизни. И в этом смысле, мне кажется, очень важно осознать, что призыв содержит в себе вовсе не только нечто отрицательное —отказ от (грехов, неправды, пр.). Ведь если мы обращаемся к Подателю жизни, то молитва имеет конечной целью именно искание жизни. И стоит понимать это искание не как спасение в абстрактном сотериологическом смысле, но на уровне вполне конкретных ситуаций: сияние жизни и любви там, где чувствуется дыхание смерти, где царит мрак и ненависть. И опять-таки, искание это должно быть двойственным. С одной стороны — готовность увидеть свет во тьме, а с другой — готовность этот свет донести для другого, кто в этом нуждается в конкретный момент, и увидеть, как это можно осуществить.


Чтобы донести свет кому-либо, нужно научиться видеть этот свет в самом себе, научиться видеть тот самый образ Божий, который есть в каждом, при этом процесс поиска не возможен без осознания собственной свободы… без осознания того, что мы можем творить не только зло, но и добро, направив к нему свободную волю… без осознания того, что это мой собственныйвыбор, невозможно никакое нравственное совершенствование. Однако, к сожалению, в христиЯнской среде зачастую принято считать себя «ничем», «полным ничтожеством ни на что не способным». Более того, иной взгляд зачастую осуждается такими христиЯнами как «прелесть» или «бесовская гордыня». При этом Бог зачастую представляется деспотом-рабовладельцем, чей непогрешимый посредник «богоносный батюшка» всегда возвестит что сделать и как подумать. Сам же человек представляется безвольной куклой, ни на что не способной и легко управляемой тем, кто первый успел — бесами или ангелами. Что ж, при таком восприятии невозможно требовать от себя никакого совершенствования, никакого доброго деяния, зато всякую ошибку можно списать на беса, искушение, или волю Божию.


И так забывается нечто чрезвычайно важное — тот самый призыв-напоминание: «к свободе призваны вы, братия» (Гал. 5:13). Где свобода, там и выбор, а значит и ответственность за него. И вовсе не нужно мыслить свободу в грандиозных концепциях. Лучше обратить внимание на то, что мы выбираем в тот или иной конкретный момент, что выбрала мысль, сердце, язык… Выбор именно так о человеке подумать, и выбрать изо всех возможных сторон человека и альтернативных объяснений именно то, что позволит человека осудить или обидеться на него или же увидеть и выбрать доброе — это мой свободный выбор. И выбор того, сцепить ли зубы при встрече с кем-то или же улыбнуться этому человеку, ответить на добро добром, злом или просто никак, — тоже мой. Так же, как и выбор предпочесть, например, телевизор, компьютерную игру или просто ничего-не-делание чему-то, что требует сил, времени, понимания и сострадания… — опять мой собственный выбор. «Узнать зло как зло, сорвать с него маску добра и праведности, обнажить в чистом виде — это ведь и значит обличить зло в себе» — сказал однажды о. Александр Шмеман. Пусть же у всех нас хватает сил узнавать зло как зло, как бы красиво и величественно оно себя не называло.


Именно в этом проявляется свобода как источник нравственного совершенствования — в последовательности огромного количества возможностей, среди которых необходимо делать выбор, — шаг в сторону совершенствования или же падения. Эта мысль замечательно выражена у о. Александра: «любой из нас, отвергая зло, ненависть, рабство и выбирая добро, любовь, свободу, знает, что выбор этот всякий раз делает его сильнее, а не слабее. Да, зло часто торжествует, но только от нас зависит не доставить ему этого торжества в нашей собственной жизни. От нас зависит выбрать добро и поверить в него«. И сейчас вспоминаются слова Христовы: «В мире будете иметь скорбь…» потому что мир полон зла (и того зла, распространителями которого являемся мы сами), полон проблем и сложных решений…. Но вместе с тем будем помнить и окончание этих слов«но мужайтесь: Я победил мир» (Ин.16:33). Пусть же у каждого из нас хватает мудрости и сил помнить это окончание фразы, и пусть обетование о победе нам миром даёт силы выбирать добро в каждой конкретной ситуации.


И ещё одно, о чём, мне кажется, стоит непременно помнить. В определении поста звучит мысль о свободе. «Вот пост, который Я избрал: разреши оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти на свободу» (Ис.58:6). Эту же мысль повторяет Спаситель во время поста в пустыне: «проповедывать пленным освобождение, …отпустить измученных на свободу» (Лк.4:18). И действительно, вместе с тем, чтобы обнаружить свободу в себе, нужно дать её и другим. Опустить измученных на свободу чаще всего значит нечто простое — прекратить требовать от других. Требовать внимания и времени, грозно постукивая костяшками пальцев по условному столу…, требовать соответствия собственным проектам, расстреливая патронами ожидания наших ближних и всех окружающих… требовать решений и инструкций… требовать того, чтобы другой взял на себя ответственность за наши мысли, слова и поступки. Просто отпустить измученных нами — пусть даже и от благих намерений, но всё равно измученных — на свободу.


Мне искренне хочется, чтобы для каждого из нас период Великого поста оказался ярким и плодотворным. Чтобы нам ежедневно хватало мудрости и сил опускать наших пленников на свободу, не просто узнавать зло (прежде в самих себе), но непременно видеть пути к обнаружению добра и выбирать добро. И пусть период Великого поста станет не только временем поиска, но и временем обнаружения. И пусть каждый из нас к окончанию Великого поста сможет с радостью сказать: я увидел победу над миром.


Религия в Украине

Добавить комментарий