О чем не может молчать христианин

— Есть ли вещи, которые должны до глубины души возмущать православных христиан? Существуют ли сегодня в нашем социуме и церковной жизни явления, которые должны вызывать справедливый отпор православной общественности?


— Несомненно. Мы живём в государстве, насквозь пронизанном ложью и нечеловеколюбием. Зажимание гражданских свобод; чудовищная коррупция; произвол правоохранительных органов; неправый суд; моральное разложение армии; социальное расслоение общества, происходящее при попустительстве властей; оболванивание народа телевидением и масскультурой; наконец, из ряда вон выходящие случаи, такие, например, как убийство призывников ради изымания у них внутренних органов — всё это стало будничным содержанием российского существования.


Немало вопросов и в церковной жизни: это и то, что Церковь, как в рот воды набравши, молчит о вышеозначенном состоянии государства; это и внутрицерковные проблемы — всякие Рафаилы Берестовы и Петры Кучеры, непросвещённость, обрядоверие и проч., и проч., и проч. Активная и крикливая «православная общественность» на всё это совершенно не реагирует, а порой и оправдывает «нашим особым путём» и «противостоянием Западу». Реагируют же «ревнители православия» чаще всего на химеры, которые сами себе и создают, например, на ювенальную юстицию или что-то в этом же роде. И вот появился прекрасный повод для замечательной, чудесной и долгоиграющей химеры, борясь с которой, можно всласть пошуметь. Я имею в виду выставку «Двоесловие/Диалог», открывшуюся рядом с университетским храмом св. муч. Татианы.


Мне хочется спросить тех, кто с таким энтузиастом выступают против этой выставки. Дорогие защитники «чистоты православия»! Почему же вы не обратили свои огненные словеса против тех явлений, о которых я написал выше? Разве не оскорбляют ваше нравственное чувство, разве не возжигают вашу ревность по истинному исповедыванию веры Христовой столь явные и очевидные случаи попрания Христовых заповедей? И здесь ведь вопрос вовсе не политический, а нравственно-религиозный: неужели вам не жалко людей, которых унижают, оскорбляют, пытают и убивают сегодня в России? Неужели ваша православная активность спокойно мирится с мракобесием, обскурантизмом, политиканством и магизмом, которые под видом «православия» цветут пышным цветом в нашей церковной среде? Здесь — молчание: «мы — Святая Русь, мы — самые правильные христиане». А когда один из лучших пастырей Москвы сделал в притворе своего храма выставку, свидетельствующую о том, что Евангелие живо и продолжает «бередить» людей — вы взвились?


Я не буду говорить о самой выставке. Моё мнение не будет компетентным. Я — музыкант, эстетические интересы которого обращены в прошлое. Я не приемлю рок-культуру, и поэтому, сам будучи миссионером, с большой настороженностью отношусь к «рок-миссионерству». Но при всех моих консервативных вкусах я не увидел ничего кощунственного в экспонатах выставки, с которыми ознакомился в Интернете. Кроме того, я вполне доверяю безупречной церковности прот. Максима Козлова (при том, что во многих вопросах мы — оппоненты); уж кто-кто, а о.Максим не то, что кощунственного, но даже сколько-нибудь религиозно- и эстетически- сомнительного не допустил бы в притвор храма, настоятелем которого он является. Мне хотелось бы сказать о той проблеме, которую высвечивает полемика, поднявшаяся вокруг этой выставки.


Проблема эта заключается в том, что для многих православных Церковь — это не вселенская Христова истина, не продолжение дела Христова на земле, а не более чем субкультура вполне определённого этнографического и историко-идеологического содержания. Эта узкая, душная и замкнутая субкультура многими принимается за православие, но на деле ничего общего с подлинной Традицией Церкви не имеет, а лишь спекулирует на ней. Образ православия в субкультурном преломлении: «православный — это тот, который хочет, чтобы постились другие». Образ настоящего, подлинного православного: это христианин, через которого в мир изливается любовь, жертвенность, мудрость и человеколюбие Христово.


Выставку делали люди, так или иначе уязвленные Евангелием Христовым. Церковь распахнула перед ними дверь притвора храма. Но оказалось, что в субкультуру этот подлинно традиционный церковный миссионерский жест не вмещается. Субкультура страшно возмутилась — но это на самом деле хорошо. Очевидным сделалось то, что перед нами с великой остротой стоит дилемма, о которой нужно со всею серьёзностью говорить и её решать: или мы задушим живую церковную жизнь, уйдём в маргинальное гетто, окончательно настроим против себя здоровые силы российского общества и похороним миссионерские инициативы Патриарха Кирилла — или частным мнениям (которые, разумеется, никому не возбраняется иметь) будет придано значение именно частных мнений, а не голоса Церкви.


Субкультура, выступающая от имени всего Православия — вещь недопустимая, да и очень уж большой жертвы требующая. Она лишает нас, нашу Русскую Православную Церковь, к которой мы принадлежим, которой живём и которую все любим, единства в любви Христовой. И вот о чём я предложил бы подумать «ревнителям православия», вместо того, чтобы оцеживать «эстетических комаров» и воевать с химерами.


Блог Юрия Белановского

У этой записи 5 комментариев

  1. Андрей

    Спасибо автору статьи за смелость, которая сейчас в подполье. Не отношу себя к православию, посещаю евангельскую церковь. Но переживания о России близки, в прошлом был одним из тех, кто "грешил с ненасытимостью", но Богу слава — 15 лет назад Он родил меня к новой жизни. Библейская Церковь призвана быть Светом, но мы (христиане) ведем эту войну не с тьмой века сего, а между собой вот уже не один век. Единственный вход в Царствие Христово — вера во Христа, как в своего Спасителя ( …ибо нет под небом другого Имени…), поэтому делить нам (христианам) нечего, Христа хватит на всех. А вот объединиться за духовное возрождение России необходимо, если мы только не своего ищем, заигрывая с властями. История говорит, что когда для всех христиан были времена тяжкие, они умели находить между собой общий язык — язык любви. Как только ситуация изменилась, и одна конфессия становиться главенствующей по статусу, то ее другом становиться тот, кто вчера гнал, а врагом, тот кто был другом. В свое время получал богословское образование в Санкт-Петербурге, где нам читали лекции православные священники, замечательные люди. Единственное что нас объединяла — Христос, а это главное, другого основания просто нет. Много на эту тему можно говорить, думаю Дух Божий скажет гораздо больше , Господь со всеми нами…

  2. лия

    Отец Петр, я знаю Вас по вашим статьям и лекциям и глубоко уважаю, как и отца Максима (которого тоже знаю по статьям).И так грустно читать вашу статью в защиту откровенного китча. Вы с такой уверенностью утверждаете, что отец Максим не допустил бы в своем храме ничего антиэстетического, что даже не посмотрели, что именно Вы защищаете. как будто отец Максим не человек, и не может ни ошибиться, ни согрешить. Я считаю, что отец Максим совершил ошибку, допустив эту выставку, которая для очень многих явилась искушением и стала, благодаря шумихе вокруг нее, рекламой для бездарных художников, "поймавших волну", и зарабатывающим себе известность на скандальных сюжетах.

  3. Павел Малый

    Картинки с выставки все видели. Нет в них ничего, угрожающего " единственно верному". Над Евангелием люди задумываются, не "Почаевский же листок" читать.

  4. Рыжий анархист

    Раньше писали: "Я Пастернака не читал, но я его осуждаю". Теперь говорят: "Выставки не видел, но патриарха одобряю" Что дальше?
    Я вот тоже не смог промолчать.
    http://rygyj-anarhist.livejournal.com/17246.html

  5. Павел Малый

    О. Петр прав, как всегда. Конечно, ревнителям постных пирогов кругом видится поруха православию и масонский заговор, — дык, куды денешься от таковых, "у нас спокон веков нет суда на дураков!".

Добавить комментарий для лия Отменить ответ