Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Жизнь в Церкви > Отношение Церкви к богохульству и к клеветническим публикациям в СМИ

Жизнь в Церкви

Отношение Церкви к богохульству и к клеветническим публикациям в СМИ


Казалось бы, данная тема об отношении Церкви к клевете и богохульству предусматривает четкий, короткий и абсолютно ясный негативный ответ, тем более, что еще Ветхий Завет определил, что богохульники, если не покаются, будут наказаны от Господа по третьей заповеди, данной народу Божию на горе Синай: «Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно» (Исх. 20-7).

Новый Завет уточняет более конкретно: «…всякий грех и хула простятся человекам, а хула на Духа не простится», причем уточняется, что «не простится ни в сем веке, ни в будущем» (Мф 12. 31-32).

История нашей Церкви, начиная от первых христианских императоров и заканчивая Соборными Уложениями XIX века, дает также однозначное отношение к клевете на Церковь и к богохульству. Они осуждались и являлись преступлением.

Исключением являются семь десятилетий господства государственного атеизма, когда именно клевета и богохульство на веру и Церковь были возведены в ранг официальной политики. Даже периоды относительной лояльности в годы Великой Отечественной войны отнюдь не предполагали изменение постулата о первичности материи. Его надобно было как то «подкреплять». Не имея аргументов против веры, а то, что советское общество оставалось православным даже в самые страшные годы террора, говорит и перепись 1939 года, когда в графе «вероисповедание» более 70% населения поставили определение «православный», партийная пропаганда использовала именно клевету и богохульство.

Возрождение православной жизни, после празднований 1000-летия Крещения Руси, казалось, должно было бы привести к преодолению в полемике между Церковью и секулярным обществом и государством аргументаций на уровне предположений, беспочвенных обвинений и откровенной лжи, но открытые границы с западным миром, (да и наша духовная бесхребетность), принесли не только свободы идеологические и экономические. К нам пришли такие понятия, как прагматизм, рационализм, толерантность и либеральное мышление, где место для Бога если и оставалось, то только, как двухчасовое рассуждение о морали и нравственности в воскресной проповеди на религиозном собрании. Православие с его требованием сверять каждый миг своей жизни с любовью Христа и постулатами христианства стало помехой в реалиях стремления к обогащению и быстрого достижения телесного благополучия. Более того, нас элементарно стали использовать в политических целях, стремясь превратить наши храмы в агитационный конвейер по завоеванию власти. Появилось даже определение «религиозный электорат».

Естественно подобные вызовы современности потребовали осмысливания и определения четкой позиции по отношению к обществу, в котором вера и традиционные ценности стали превращаться в ходовой рекламный или политический товар. И как только было заявлено, что Церковь не является инструментом государства, что погоня за удобствами и благами мира сего ни есть цель нашей жизни, что для решения проблем экономических и политических недостаточно умелого руководства и инвестиций, а нужно покаяние и стремление к личной святости, мы тут же превратились в мишень обвинений, а часто и откровенных надругательств, где клевета и богохульство используются повсеместно.

В какой-то мере в расцвете атеистических и антиправославных риторик виноваты мы сами.

Давайте все же попытаемся осмыслить, почему хула на Церковь и православие стала сегодня довольно частым явлением? Найдя причины, будет проще преодолеть последствия.

К сожалению, постоянно забывается старое, но и в день нынешний актуальное лесковское определение: «Русь крещена, но не просвещена».

Священство, особенно в настоятельском ранге, превратилось в повсеместных прорабов и хозяйственников, ставящих во главе угла — строительство храмов и их украшение. Более того, деятельность священства именно на поприще строительства, то есть того, что не предусмотрено ни Уставом ни ставленнической присягой, являются и по сей день главным критерием в его служении, в поощрениях, наградах и благосклонности священноначалия.

Христов призыв «идите и проповедуйте» вольно и невольно преобразован в «идите и хозяйствуйте». Именно поэтому только к концу первого десятилетия XXI века появился в учебных планах наших духовных школ предмет «миссиология», а учебник по данному предмету до дня нынешнего лишь «готовится к выпуску».

Наше увлечение внешним благоукрасительством, которое естественно должно быть, но не становиться определяющим, стало причиной восприятия Церкви, как «организации» занимающейся и решающей те же проблемы, что и хозяйственные государственные или частные структуры. Одна жертва «на кирпичик» столь популярная в наших храмах чего стоит. Человек к Богу с духовной или душевной проблемой, а ему об кирпиче, ставшим своего рода индульгенцией по-православному.
Церковь — не от мира сего и любое наше «приспособление к существующим реалиям» служат против нас, дают повод для оскорблений тем, кто ненавидит Христа или не находит в себе сил прийти к Нему.

Иная наша ошибка — стремление уйти от вызовов современности, гордо заявляя, что «Бог поругаем не бывает»

Бог поругаем не бывает — это верно, но ведь наша вера это не принадлежность к Церкви с непоругаемым Богом, а стремление к личному обожению, осуществляемое в Церкви. Если мы будем безразлично попускать царствовать клевете, хуле и кощунству, то это умаление той благодати Божией данной нам при Крещении и получаемой в Таинствах и молитвах. Наше молчание будет отдалять от Того, в Кого верит наше сердце и к Кому мы стремимся. Интерпретация евангельской заповеди блаженства «Блаженны егда поносят вас и женут имени Моего ради» (Матф.5:11), как смиренное молчание или гордое «я выше хулителей» неправомочно в наше время, когда мы можем четко, конкретно и явно определять свою позицию, то есть «исповедовать Бога в Троице славимого».

Вот только исповедование наше должно пребывать в ореоле любви Христовой, то есть боремся против греха, а не против грешника. Принцип следующий: «Молчать нельзя, кричать не надо, любить обязательно».

Ни в коей мере не надобно забывать, что попуская хулу на Св. Духа мы отвергаем Божью благодать и тем самым сознательно принимаем позицию демонических сил в их противлении Божественной воли, а относится безразлично к хульным словам на Сына Человеческого есть непризнание Богосыновства Иисуса Христа.

Именно поэтому наше возмущение и негодование при кощунствах и хуле естественны и обязательны, но при этом не должна возникать личная неприязнь и, тем паче, выплескиваться злоба. Раздражительностью и злым словом Бога не порадуешь, более того, при злословии тут же будет сделан однозначный вывод: «У вас нет любви…» и последует набор евангельских и святоотеческих цитат….

Праведный гнев должен касаться только греха, а не личности грешника. (пример аббатуса)

Один из редакторов журнала «Фома» Виталий Каплан в своих размышлениях на данную тему делает два, по-моему, абсолютно верных вывода.

Первый: «Никакой серьёзный разговор на религиозные темы не является оскорблением для христиан — сколь бы атеистическую или даже богоборческую позицию ни высказывали собеседники. Мы, вступая в такие разговоры, все время должны помнить: то, что свято для нас, вовсе не обязано быть свято для наших оппонентов. То, что с нашей точки зрения — кощунственно, для них — всего лишь попытка осмыслить новые для себя вещи. Если мы начнем стучать кулаками по столу и требовать благоговейного отношения к святыням, разговор умрет не начавшись». (конец цитаты)

За подтверждениями данного тезиса в глубины истории ретроспектировать не надобно, достаточно дождаться приезда очередной православной святыни к нам в Украину, как тут же обязательно появятся кощунственные комментарии в некоторых СМИ, на которые последуют резкие крикливые, часто богословски безответственные, ответы с нашей стороны с требованием наказать богоборцев.

Или не столь давний пример со статьей в газете «Сегодня» о так называемых «расценках за требы» в одесских храмах. Ведь светские журналисты поступили четко по правилам одной из древнейших профессий, что от них и требую редакторы изданий… Я их (корреспондентов) абсолютно не оправдываю. Прежде чем писать подобную чушь, приправляя ее не знанием элементарных правил, обычаев и законов церковной жизни, надобно хотя бы проконсультироваться с настоятелями тех храмов о которых идет речь, но и наш ответ был лишь окриком с призванием проклятий и раздачей анафем.

Кто выиграл от подобного диалога? Журналисты «Сегодня» стали «страдальцами от попов проклятия поимевшие», а мы, в очередной раз, в состоянии оправдывающихся, причем «Сегодня» читают во всей стране, а на сайт Одесской епархии, где ясно и спокойно изложена суть конфликта заходят очень немногие.

Сегодня у нас есть возможности вести полемику с теми, кто не знает, не понимает и делает неверные выводы, но это должен быть выдержанный, аргументированный разговор.

Вторым тезисом Виталия Каплан является следующий: «когда нашу святыню затрагивают походя, в легкомысленном трёпе, в анекдотах, в сетевой перебранке — это … настоящее кощунство. …грязная шутка, скабрезный намек, высказывание «ради красного словца» создавали ощущение, будто в душу нагадили. Отсюда вполне конкретный совет доброжелательным атеистам: не хотите нас обидеть — не шутите с нами и при нас на религиозные темы. Если хотите всерьез поспорить — пожалуйста, если вас что-то возмущает в нас и в нашей вере — давайте, будем говорить. Но только не мимоходом».

Соглашаясь с журналистом «Фомы», хочу добавить лишь следующее: обычно на презрительные и кощунственные «мимоходные» выпады в православном сегменте Интернета или на сайтах периодических изданий, отвечают неофиты-прихожане, да те, кто скрывает свой священнический сан под ничего не говорящим бездушным ником. Я остаюсь сторонником обязательной «развиртуализации», то есть священнослужитель не имеет права быть инкогнито, как и благословение у своего правящего архиерея на ведение блога или сайта брать надобно.

Церковь заботиться о правде, а не борется за нее. Это нам Господь заповедовал: «Блаженны алчущие и жаждущие правды». Поэтому слова Александра Галича «Я вышел на поиски Бога» как никогда современны. Любой поиск — познание. Если оно недостаточно, богохульников нужно сторониться, но обязательно указывать обществу на факт богохульства. Кстати, в 2002 году, Римская церковь указала обществу на кощунства по отношению к имени Божию и Деве Марии, в результате были закрыты несколько интернет-сайтов, причем довольно известных, а содержимое их уничтожено.

Церковь указывает на богохульство и говорит о его последствиях, а вот православный журналист или пишущий или достойно проповедующий священнослужитель обязан вступать в полемику, доказывать истину, вскрывать неправду и ложь.

Выработать четкие и в любое время применимые правила в отношении тех, кто поносит веру и Церковь невозможно. Необходим дифференцированный подход. Тут ведь даже святые Отцы в советах разняться, так святитель Иоанн Златоуст, призывает «сокрушить челюсть нечестивцу» если в третий раз хулящий тебя не послушает, а в «Руководстве к духовной жизни» преподобных Варсонофия и Иоанна, читаем: «Итак, с кротостью и долготерпением скажи тому, кто так делает, вразумляя его со страхом Божиим. Если же видишь, что сам смущаешься, то ничего не дóлжно говорить».

Важно, что исповедует тот из уст или из под пера которого (правда, перо нынче превращено в клавиатуру) мы слышим оскорбление. Если перед нами те, кто считает себя хоть «как-нибудь» христианином, то разговор вообще нужно переводить в дух доброжелательной полемики, спокойного объяснения и четкого определения понятий. Очень часто лукавый срабатывает именно там, где произошло разночтение одного и того же понятия или отсутствуют знания реальных фактов. Здесь, в качестве примера, можно привести не столь далекие чукотские события в России, или конфликт с представителями так называемых «православных братств» вкупе с Кауровым и сайтом «Единое отечество» в Украине. Как только дискуссия перешла в ранг спокойного выяснения реалий и фактов, все стало на свои места, и «Порталу Credo», вкупе с душеновскими изданиями и светскими СМИ, специализирующимися на слухах, скандалах и выдумках писать стало нечего.

В полемике с тем (или теми), кто определяет себя, как христианин, очень часто выясняется, что твой оппонент не «испорчен» хулой, а всего лишь находится в тяжелом состоянии и нуждается в добром слове, поддержке и, простите, обыкновенном православном ликбезе. Не надо забывать, что если человек сердится на Бога, то у него уже есть какие-то отношения с Богом.

Если хулитель не христианин, то вступать с ним в дискуссию возможно только при условии, что он прекратит оскорбления и в полемике будет оперировать только фактологическим материалом. В ином случае, следует лишь четко объяснить позицию, указать на ложь, оскорбления и подмену понятий.

Обычно, после нашего четкого и однозначного ответа на необоснованное оскорбление и хулу тут же следует всплеск брызжущих ядом новых обвинений. Амплитуда претензий зависит от уровня «желтизны» издания. Нередко на конкретное указание на хулу и клевету тут же выдается «пакет» вопросов начиная от того, зачем детей крестим и заканчивая, почему сигаретами торгуем и золотом купола покрываем. Втягивать себя в подобную полемику нет смысла. Аргументы приняты не будут, а вот клевету в наш адрес мы самостоятельно распиарим.

Более того, сейчас постоянно используется практика осмысленных провокаций, четко и тщательно разработанных и ставящих пред собою вполне реальные цели. Поддаться на них, начать оправдываться, значит уподобиться провокаторам, главная задача которых по сей день одна и та же: отрицание Божественной сущности Церкви. (пример «старец Антоний» священника Краснова)

Борьба с богохульством и клеветой — это не задача Церкви. Церковь лишь должна назвать это своим именем. С богохульством в СМИ определено бороться церковным журналистам, именно они могут рассказать обществу о последствиях хулы и клеветы. Анафемы раздавать не наше дело, а вот сказать, что написанное и распространенное слово не только топором не вырубишь, но и без осознанного покаяния Богом не проститься мы вполне можем.

Одного универсального правила, как бороться с хулой и кощунством не существует. Ситуации разные, собеседники и слушатели разнообразные, а лукавый хитер и, к сожалению, неплохо образован.

Получается увещевание, видим, что прислушивается хулитель и постепенно переходит в ипостась оппонента, нужно спокойно, достойно и уверенно вести полемику и дискуссию. Если же в ответ — лишь злоба и кощунство, то четко определить свою позицию, а затем «отряхнуть прах с ног своих».

Молчать нельзя и не потому, что есть такое спорное определение «Молчанием предается Бог», а потому, что апостол Павел прямо порицает немощь христианской немоты: Горе мне, если не благовествую! (1 Кор 9:16).

Сайт Фестиваля СМИ православных

Дата публикации: 18.05.2010