Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Жизнь в Церкви > Митрополит Черкасский Софроний: «Мы — независимое государство, следовательно, должны иметь независимую Церковь»

Жизнь в Церкви

Митрополит Черкасский Софроний: «Мы — независимое государство, следовательно, должны иметь независимую Церковь»


Митрополит Софроний известен, как один из наиболее последовательных сторонников автокефалии УПЦ среди ее епископата. Он неоднократно подчеркивал то, что независимое государство должно иметь и независимую Церковь, и четыре года тому назад даже обнародовал открытое обращение к архиереям УПЦ, в котором призывал к более решительным шагам в процессе получения независимости для канонической УПЦ. Через четыре года после этого события мы решили поинтересоваться у митрополита Софрония, как изменилась с тех пор его позиция.


Учитывая то, что решением Священного Синода УПЦ от 9 июля 2009 года на митрополита Софрония была возложена ответственность за строительство кафедрального Воскресенского собора в Киеве (Железнодорожное шоссе, 3), значительная часть беседы была посвящена вопросам церковного строительства и архитектуры.


«Религия в Украине»: Ваше Высокопреосвященство, можно ли считать, что решение Священного Синода о назначении Вас на должность управляющего строительством кафедрального Воскресенского собора в Киеве будет означать определенные концептуальные изменения в политике Украинской Православной Церкви?


Митрополит Софроний: Нет, я думаю, назначение меня на эту должность не будет означать каких-то глобальных изменений в политике или видении УПЦ.


Дело в том, что во время выбора кандидатуры на эту должность именно мои профессиональные качества и богатый опыт, как архитектора и строителя, способствовали тому, что выбор остановился именно на моей кандидатуре. Кроме того, у меня сложились дружеские отношения с главным архитектором этого проекта — Валентином Михайловичем Исаком. Поэтому, надеюсь, сможем обеспечить взаимодействие, необходимое для того, чтобы этот храм-красавец, кстати, самый высокий на европейском континенте, стал реальностью.


РвУ: Как Вы думаете, можно ли говорить об усилении тенденции к «украинизации» Украинской Православной Церкви?


М.С.: Я считаю, что «украинизация» будет возможна лишь тогда, когда будет независимой Украинская Церковь. Что я имею в виду под словом «независимая»? Такая, которая будет сама собой руководить. Ведь мы — независимое государство, следовательно должны иметь независимую Церковь. Я надеюсь, что так и произойдет, это — дело собственно времени.


РвУ: Очевидно, что на решение о передаче Вам опеки над строительством кафедрального Воскресенского собора повлияло и то, что Вы являетесь человеком, который хорошо знает церковную архитектуру, и получил славу как вдохновитель и строитель многих храмов?


М.С.: Да, могу сказать, что по Божьей милости мы выстроили два храма в Черкассах, собор в Борисполе, храм в Чигирине и в других местах. Для меня принципиально, что их архитектура навеяна формами и принципами украинского казацкого барокко. При том, что в основе их, — единственный принцип: каждый из этих храмов неповторим, имеет самобытное архитектурное воплощение.


Или вот еще к примеру. В Замьятнице вблизи Чигирина мною построен скит Матронивского женского монастыря. Причем здания скита построены по образцам древних греческих скитов. В самом же монастыре возведены два корпуса — келейный и административный. Кроме того, по моей инициативе построен церковный дом в Борисполе, епархиальное управление в Черкассах. Хочу сказать, что все это было достаточно непростым делом. Однако это — по крайней мере моя епархия. А поскольку Киев дальше, да и принадлежит к другой епархиальной юрисдикции, думаю, из-за этого будут возникать определенные сложности.


РвУ: Как Вы думаете, какими могут быть сроки строительства Воскресенского собора? Внесет ли экономический кризис не очень благоприятные коррективы в прогнозы относительно возможного завершения строительства?


М.С.: Прежде всего должен сказать, что мы с Валентином Исаком (президент корпорации «Столица», народный архитектор Украины, архитектор ряда храмов, в частности на Оболонском массиве — А.Д.) имели содержательный разговор, и не один, относительно темпов строительства. Поэтому, по нашему общему мнению, за три года храм уже должен быть готов. Более того, я, как человек глубоко верующая, во всех своих делах надежду и упование возлагаю прежде всего на Бога. Ведь все храмы, к возведению которых я имел отношение, сооружались без единой посторонней копейки. Лишь благодаря молитвам и трудам нашего епархиального духовенства. Поэтому считаю, что никакой экономический кризис не будет иметь влияния на богоугодные замыслы.


РвУ: В каком состоянии в настоящий момент сооружаемый под Вашим патронатом кафедральный Свято-Михайловский собор в г. Черкассы?


М.С.: Строительство его уже завершено. В настоящее время в нем осуществляют внутреннюю отделку — роспись стен. А поскольку площадь собора достаточно большая, то роспись того или иного участка поверхности стен никоим образом не препятствует свершению богослужений в нашем величественном храме.


РвУ: Ваше Высокопреосвященство, уже четыре года минуло с тех пор, как Вы обратились к иерархам УПЦ с призывом получить автокефалию для канонической Церкви, которой является УПЦ. Тогда это событие широко комментировалось в прессе, экспертных кругах и среди общественности. Как Вы оцениваете ситуацию с изменением статуса УПЦ в настоящий момент, несколько лет спустя? Какой является Ваша позиция по этому вопросу в настоящее время?


Из публичного обращения архиепископа Черкасского Софрония к епископату УПЦ (июль 2005 года)


«Проанализировав теперешнее политическое состояние в Украине и состояние нашей Церкви на перспективу, я пришел к выводу, что период жизни нашей Церкви, начиная с 1992 года и до настоящего времени, потерян, и это меня наводит на мысль, что нам всем необходимо без любых политических предпосылок и амбиций подумать, как нам жить дальше. Допустим ли мы своей бездеятельностью, что за нас все сделает Михаил Денисенко, — а он не спит, — или нам самим нужно решать вопрос относительно нашего статуса и статуса нашей Церкви в Украине? … Свою жизнь я посвятил народу, за который страдаю и молюсь, а потому я обращаюсь ко всем вам, архиереям Канонической Украинской Православной Церкви: оставим после себя красивый след. Хотелось, чтобы все мы вошли в историю, а не влипли в нее, как это часто было в истории Православия на Руси; забудем о себе, своем благополучии и повернемся лицом к Богу и к людям… [ ] Мне непонятно, почему наибольшая по количеству верующих людей Православная Церковь мира не может без кого-либо самостоятельно руководствоваться в своей жизни. Еще раз повторяю: самые благоприятные условия для приобретения статуса независимости для нашей Церкви — теперь; если мы сегодня или завтра не воспользуемся этой возможностью, то послезавтра будет уже поздно…»


М.С.: Моя позиция за время, что минуло с 2005 года, не изменилась. Единственное, что изменилось по сравнению с тем периодом — престол Предстоятеля РПЦ занял митрополит Калининградский Кирилл. А все мы помним народную мудрость о новой метле, которая по-новому метет. Однако это не должно быть нам препятствием, поскольку автокефалия не должна зависеть от внешних факторов и обстоятельств, убеждение в ее необходимости должно сформироваться в головах моих, так сказать, коллег — архиереев. Да, автокефалия Украинской Православной Церкви зависит не от Москвы, а от единства епископату УПЦ. Пока еще такого единства нет. Что мы можем видеть? Одни якобы не против автокефалии, однако не осмеливаются заявить о своем желании. Другие хотят сохранить «статус кво». Им вполне комфортно в той ситуации, которая есть в настоящий момент. Поэтому они отрицают необходимость изменения статуса УПЦ. Я вижу эту ситуацию, как классическую модель: Лебедь, Щука, Рак, впряженные в одно дышло. Что из этого может выйти, объяснять не нужно.


РвУ: Однако Вы и доныне остаетесь одним из наиболее последовательных сторонников автокефального статуса, даже когда нет единодушия среди других архиереев Церкви?


М.С.: Я не националист, а отстаиваю необходимость автокефалии для УПЦ потому, что я являюсь прагматиком в этом вопросе. Обратимся, например, к историческим примерам. Вот был император Константин Великий, кстати, причисленный Церковью к лику святых. Так вот, когда он принял решение о перенесении имперской столицы в Византий, который на то время был небольшим, мало кому известным поселком, то параллельно настоял на создании пятого по порядку, независимого патриархата — Константинопольского. До той поры уже существовали четыре патриархата — Римский, Иерусалимский, Антиохийский и Александрийский. Настолько ли был нужен еще один центр патриаршества? Очевидно, Константин Великий руководствовался абсолютно логическими предпосылками: новое государственное образование должно сопровождаться новым, самостоятельным церковным образованием.


Так и мы. Уже по существу 18 лет Украина является независимым государством, однако и до сих пор мы не имеем независимой Церкви. Парадокс: Конституции Украины и Российской Федерации различны, и для каждого государства индивидуальны, а Церковь — одна на всех. В Российской Федерации функционирует правовое поле, не похожее на украинское, да и решения Священного Синода РПЦ иногда весьма далеки от украинских реалий, поэтому как мы можем применять их в наших реалиях, в рамках другого государственного образования? Можем сделать вывод, что получение автокефалии для УПЦ теперь — не кровоточащее разъединение, а жизненно важная необходимость.


РвУ: Имеете ли Вы надежду на поддержку инициатив по украинизации УПЦ со стороны нового патриарха Московского? Если будут поддержаны лишь отдельные украиноцентричные инициативы, то по вашему мнению — какие?


М.С.: Хочу сказать так: «Гадать не буду; предсказывать не имею права». Мы уже слышали, какой комментарий к решениям Священного Синода дали сторонники УПЦ КП, в частности относительно обращения УПЦ по случаю приезда патриарха Кирилла в Украину. И вот я хочу сказать, что разделяю мнение автора этого комментария в том, что мы не зависим от Москвы, потому что имеем своего Предстоятеля. Конечно, есть горячие головы, которые хотят полной самостоятельности уже немедленно, — именно в настоящий момент. Однако уже 18 лет подряд мы слышим: «еще рано». А тогда наступит время, когда окажется поздно.


Пользуясь случаем, хочу напомнить всем нашим власть предержащим: глубоко убежден в том, что Украина станет сильной лишь тогда, когда будет по-настоящему православным государством, таким, например, как Кипр. Ведь мы имеем для этого все предпосылки: сколько есть у нас святынь и уважаемых подвижников! Хотелось бы мне увидеть величие нашей Церкви и нашего государства еще при жизни. Но не уверен в этом. Чтобы достойно жить в этом мире, мы должны четко понять, кто мы есть, чего хотим в действительности, и как должны измениться мы сами, чтобы иметь необоримое единство нашего народа.


РвУ: Возвращаясь к теме кафедрального собора. Владыко, можете ли Вы допустить, что в сооружаемом Воскресенском кафедральном соборе литургии будут правиться не только на церковнославянском, но и на украинском языках?


М.С.: Хочу отметить, что в процессе получения независимости для Церкви языковой вопрос совсем не занимает главного места, как по мне. Необязательно должны браться сразу за язык. Я люблю и уважаю наш украинский язык, однако как язык богослужения церковнославянский является одним из наилучших. Ведь человек, слушая его, может возвышаться к Богу, наслаждаясь красотой церковных песнопений и непревзойденной гармоничностью богослужебных текстов. Можно делать переводы богослужебной литературы на украинский язык, однако не стоит искусственно ускорять этот процесс. Вот, например, я перевел Типикон на украинский язык, однако чувствую, что этот перевод несовершенный, он не передает все нюансы и оттенки оригинала. Хотя и оригинал (тот, что на церковнославянском) не является прозрачным и благоприятным для понимания. А те Уставные объяснения, которые приводятся в нем, не каждый священник даже может понять. Нечего и говорить о Триоди Цветной и Постной, которые еще ожидают своего квалифицированного и боговдохновенного переводчика!


РвУ: Нравится ли Вам перевод литургии на украинский язык, осуществленный архиепископом Ионафаном?


М.С.: Я думаю, что архиепископ Иоанафан не с того края подошел к этому делу. Нужно было бы иначе отнестись к тексту, и к основополагающим моментам переводческого дела. Должен сказать, что вообще любой перевод богослужебной литературы на украинский язык я читаю, имея в руках карандаш — для правок и коррекций. Очевидно, пока еще не пришло время увидеть совершенный, полностью адекватный богослужебный текст в украинском варианте.


РвУ: И напоследок. Как Вы думаете, какие шаги или средства должна употребить Украинская Православная Церковь для того, чтобы можно было говорить о присоединении УАПЦ к канонической Церкви?


М.С.: Мое личное убеждение заключается в том, что это может состояться тогда, когда мы будем достойными своего имени и своей национальности.


Общалась Алла Дмитрук, «Религия в Украине«,


Перевод с украинского — «Украинское Православие«

Дата публикации: 17.07.2009