Многообразие в единстве

Церковь многогранна, как сама жизнь. По природе своей она не может не быть универсальной, открытой для каждого, кто ищет встречи с Богом и полноты жизни. В Царстве Божием, образом которого на земле она является, нет “ни эллина, ни иудея”. Все наши привычные земные разделения – будь то этнические, культурные, социальные, политические и пр. – преодолеваются во Христе. А это значит, что любой человек, приходящий в Церковь, должен ощутить ее как свою. Как большую семью христиан, собранных со всех уголков земли.


Дар разнообразия, без которого Церковь никогда не стала бы универсальной, был послан апостольской общине в день Пятидесятницы. Собравшиеся на праздник в Иерусалим со всех концов Римской империи недоумевали: “Среди нас и парфяне, и мидяне, и эламиты, жители Месопотамии и Иудеи, и каппадокийцы, жители Понта и Асии, Фригии и Памфилии, Египта и частей Ливии, примыкающих к Киринее, и пришедшие из Рима, критяне и арабы… – как же мы слышим их каждый на собственном наречии?”


Дар проповеди на иных языках, так необходимый Церкви в эпоху ее рождения, с веками иссяк. Да в последующих веках он уже и не был так нужен: ведь христианские общины очень быстро появились в каждом мало-мальски важном городе империи и в ее окрестностях. Но дар разнообразия, частной формой которого можно считать дар иных языков, нужен Церкви и сегодня. Нужен не меньше, чем во времена первоапостольские.


Различия могут разделять и объединять. Очень многое зависит от нашего восприятия того простого факта, что все мы – люди, созданные Богом каждый как уникальная личность – разные. Мы разные – и эта истина может быть как благословением, так и проклятием для человека.


Разнообразие – богатство этого мира. Наша земля преизбыточествует творениями. Лишь один пример: известно около миллиона видов насекомых, живущих сегодня на планете – больше, чем количество видов всех остальных животных и растений вместе взятых. Что это: неизбежная необходимость или свидетельство о богатстве творческой любви Творца? Разнообразие заложено Им и в человеческую природу.


Пятидесятница – противоположность Вавилону. Тогда, на заре обозримой истории, разнообразие языков положило предел гордым мечтаниям обезбоженного человека. Сегодня, в эру Христову, разнообразие языков становится благословением.


В церковной жизни также было и есть разнообразие. Христиане разных эпох и народов по-разному молились, по-разному богословствовали и жили – внутри одной и той же на века основанной Церкви, Теле Христове. Никогда Церковь не считала единообразие условием своего единства.


И сегодня мы разные. И не только в Украине и Индонезии, Китае и Кении. Два соседних прихода в одном городе будут чем-то отличаться. И это нормально. Это признак того, что Церковь жива.


На каком бы языке ты ни молился, с какой бы культурой себя ни идентифицировал, каких политических взглядов ни придерживался – Церковь и для тебя тоже. А еще точнее: Церковь – это в том числе и ты. Стоит это понять тем, кто по каким-то причинам “не удовлетворен” существующей внутрицерковной ситуацией.


А с другой стороны, и нам, церковным людям, хорошо бы понять, что разнообразие нас обогащает. “Обителей много”. Среди них найдется место для украинцев и русских, демократов и монархистов, либералов и консерваторов, традиционалистов и “неформалов”, “ревнителей” и “модернистов”, почитателей такого-то старца и тех, кто относится к нему без пиетета… Замечательные слова блаженного Августина: “В главном – единство, во второстепенном – разнообразие, во всем – любовь”, – актуальны всегда. Принимать второстепенное за главное может быть так же опасно, как и главное за второстепенное. Но, кажется, стоять за главное мы уже научились. Теперь научиться бы давать свободу второстепенному.


На фото: Пятидесятница. Sawai Chinnawong, Таиланд


Колонка для Православия в Украине

Цей запис має один коментар

  1. Larisa

    Спасибо, "золотые слова" из уст православного свяшенника. "Обителей много", найдётся и для католиков и протестантов и других христианских конфессий тоже, не правда ли?

Залишити відповідь