Российский приход в свете перемен

(Доклад для конференции в Оксфорде)


В любое время и в любом народе перед христианской общиной стоит задача предания себя на волю Божию, чтобы стать телом Христовым. Условия и обстоятельства существования Церкви, на самом деле, обновляются непрестанно. Либо благодаря внешним, государственным или социальным, переменам, либо благодаря самой Церкви, если она помнит о своем пророческом и миссионерском долге. Необходимость обновления в жизни Церкви является естественным следствием самой природы ее живого организма и свойством веры во Христа. Подтверждение этому мы найдем в притчах о добром семени и о горчичном зерне, которые предполагают и динамику развития и адаптацию. Достижение мощи из малого через смиренный путь роста.


Нередко, к сожалению, земная Церковь оказывается в плену созданной людьми, иллюзорной благостности и исключительной праведности. Тогда может настать самое грозное обновление — Божий глас побуждает к ревности о Доме молитвы и народ Божий оказывается в руках Бога Живаго.


Размышляя о развитии приходской жизни в современных обновленных условиях, невольно внимание обращается к событиям библейским. А в них видна устойчивая общая черта — характер добрых, позитивных кризисов, ведущих, в конечном итоге, на новую ступень познания Бога и взаимоотношений с Ним.


Важнейшим фактором жизнедеятельности Церкви являются те избранники, через кого Господь ведет Свой народ. В их сердцах горит огонь неопалимой купины и верности. Они умеют слышать Небо и вести по земле остальных.


Задачу перерождения пришлось решать Аврааму, оставившему свои земли, народ, среду обитания, традиции, менталитет, культуру предков, чтобы заложить все новое по Духу Творца. Моисею Бог поручает вести целый народ из плена и рабства язычества к Истине, которая сделает их свободными.


Известно, сколь мучителен и долог путь такого перерождения не только еврейского народа, но и каждого, кто идет к Единому Богу. Но когда хочет Бог и человек Его слушает, то Исход совершается.


Господь от первого дня творения и до скончания века вел и ведет Свой народ через внутренние и внешние кризисы к преображению в Нем и к встрече с Ним.


Весь Новый Завет рассказывает нам о столкновении нового и старого, привычного и невероятного. И как мучительно трудно, проходя через кризис внутри себя, человек принимает Радостную Весть о любви Бога к нему, о спасении через веру во Христа, о том, что Господь стоит и стучит в сердце каждого в надежде, что оно откроется.


Можно вспомнить много евангельских эпизодов, ставящих человека перед острым выбором. Призыв Иоанна Крестителя, затем и Иисуса: «Сотворите достойные плоды покаяния, покайтесь и веруйте в Евангелие» — это путь к Вечности из духовного небытия. Нагорная проповедь Иисуса, обличение всякого рода фарисейства и лицемерия, призывы о бодрствовании духа и немощи плоти, о великом в малом, о первенстве через служение и умаление, проповедь о кресте, об отречении всего в себе не Божьего ставят перед человеком вопрос. Евангелия нам свидетельствуют, что путь Самого Христа на крест и смерть, согласие принять в этом волю Отца — проходил через глубокую внутреннюю борьбу, через кризис, ведущий к победе добра над злом греха.


Наконец, в библейской истории наступает конец 20-го века, в котором оказались мы с вами. Бог послал нас в эти исторические мгновения, чтобы, находясь в это время на земле, мы смогли принять в себя знаки Вечности и свидетельствовать о них и об Иисусе Христе. Как говорит апостол Петр, «быть свидетелями Воскресения».


Мои соображения о жизни Церкви за последние 10-15 лет носят сугубо частный характер. И основаны они на опыте сначала прихожанина, а затем священника небольшого сельского прихода в Московской области. Но, думаю, что по выборке проблем и их видения они не сильно отличаются от общей картины церковной жизни в России.


В 90-е годы РПЦ вошла в очередной интересный кризисный период развития. Это время можно сравнить с завершением многолетнего египетского рабства еврейского народа и мучительного вступления на путь через пустыню для рождения в вере. Много общего. Есть плен, есть народ, правда в добровольном плену, есть фараон, есть египетские казни, есть пустыня изживания рабства и обретения свободы. И все это успешно сосуществует в одном человеке, нашем современнике, составляющем основное число верующих в российских приходах. В эту пустыню Исхода вступают постепенно разрозненными группами крещенные, но не просвещенные православные России. У нас при этом есть неоценимое преимущество — нашим вождем является не только великий Моисей, но и Сам Христос.


Но проблемы Исхода, Завета, верности Богу, жизни по заповедям, рождения народа Божия как тела Христова остаются для решения каждому из нас. Очевидно, что все это и многое другое справедливо не только для христиан в России. Ничего особенно нового здесь не откроешь. Но, тем не менее, опыт и видение каждого из нас может оказаться полезным и интересным, когда приходится рассматривать и решать задачи жизнедеятельности приходов в ситуациях, близких по времени и обстоятельствам. В этом случае из богословских и теоретических проблем они превращаются в практические и живые.


Сейчас в России существует много духовных заведений для подготовки священников. В них преподается много важных предметов. Но искусство построения приходской общины каждому священнику приходится постигать самому. Казалось бы, все приходы должны быть как близнецы-братья, ибо один Господь Иисус Христос, одно Слово Божие, одни и те же таинства, одна и та же цель — обожение. Но, на самом-то деле, за внешним сходством удивительная разноголосица. Как будто разное Писание, о разном проповедь Иисуса, разные главные цели, различное понимание и самого человека. К сожалению, реальность современной Церкви в России далека от известных слов блаженного Августина: «В главном — единство, в спорном — свобода, во всем — любовь».


Напрашивается очевидная классификация проблем в жизни типичного (усредненного по основным параметрам) прихода Русской Церкви, которые приходится решать.


Личностные для каждого человека, внутрицерковные (приход, миряне, священники, епископы), взаимодействие Церкви и государства, верующих и неверующих.


В начале предложу Вашему вниманию те особенности современного исторического периода, которые ощущаются и видятся многими членами церкви в различных приходах.


Во-первых, неготовность Церкви к широкой, апостольской [«для всех я был всем, чтобы спасти хотя бы некоторых» (1 Кор. 9:22)] проповеди в реально сложившихся социальных, культурных, экономических, психологических, бездуховных условиях в России. Эта неготовность проявляется прежде всего в отсутствии адекватного языка (обыкновенного человеческого) для общения, взаимопонимания и ясного изложения евангельской истины любой аудитории. В результате дистанция доверия и единства, взаимопонимания между Церковью и обществом, проповедниками и паствой, верующими и неверующими не уменьшилась, но возросла. А часто возросло раздражение думающих и образованных неверующих и отторжение от всего церковного.


Во-вторых, неготовность проявилась в неумении удерживать духовное усердие и бодрствование в верующих и в самой Церкви после снятия напряжения постоянных гонений на верующих и Церковь. В экстремальных условиях человек всегда более собран и внутренне активен, и в период гонений случайные люди из любопытства рисковать положением и благополучием не будут. При либеральном же отношении властей к Церкви в нее потекли массы случайных, проходящих, любопытствующих, для которых вера стала одной из составляющих быта.


В третьих, большинство священников были просто не готовы говорить перед паствой и тем более перед широкой аудиторией неверующих о Христе, о человеке, о зле, о добре, о грехе о спасении так, чтобы привлечь и «ранить» сердца любовью ко Христу. Многие не знали, о чем надо говорить слушателям в первую очередь и о чем в последнюю. В большинстве случаев Церковь предстала закрытым, отгороженным от человека организмом, вещающим с помощью недоступных, магических понятий.


И поскольку в каждом приходе священник играет существенную роль, то очень остро встает вопрос о рукоположении новых священников. Достаточно часто священниками становятся молодые люди 20-25 лет, которые чаще всего не успели сформироваться как личность со зрелой духовной позицией, имеющая достаточный опыт прохождения житейских испытаний: человеческих, семейных и прочих. Им вручается кафедра свидетельства, проповеди, учительства, исповедания. Это рождает искаженное представление о христианстве в православной среде, и это очень тревожно.


В Церковь пошли сотни и сотни изголодавшихся по святыне и чистоте людей, стремящихся принять крещение, но совершенно не понимающих, что это такое и зачем. Люди как бы спешили омыться от грязи лживого сатанинского духа большевиков и вздохнуть глоток непонятного, но иного, чистого воздуха, которым дышали их предки. К сожалению, в большинстве своем они шли в Церковь, обращаясь к ней как к магической силе, должной решить их сугубо личные бытовые проблемы: вопросы здоровья, удачи, бизнеса, семейных неурядиц. Просвещение и катехизация им были не нужны. Это требовало времени и сил, а хотелось креститься и на этом поставить точку. А Церковь, к сожалению, этому не препятствовала. Многие, вступающие на порог Церкви, укоренялись в своем потребительско-магическом отношении к вере и Богу.


В Церкви появился многочисленный слой людей, занимавших в советский период разные должности и привыкших к льготам, власти, командному стилю жизни, совершенно не знакомых и не желавших принимать закон евангельского первенства, евангельской значимости (что велико у вас, то мерзость пред Богом). Они не сомневаются, что и в церковной жизни они проложат путь к первенству привычными методами. Они продолжают пребывать в иллюзиях (и до сих пор), что своими навыками управлять и командовать они прекрасно смогут навести необходимый партийный или военный порядок среди верующих и в самой Церкви. Этот слой новых квазихристиан — современная реальность, имеющая достаточное влияние во многих приходах и которую необходимо учитывать. Церковь их не разубеждала. Она привыкла от них зависеть. Им в Церкви часто уделяют повышенное внимание, и здесь, в ограде Божией, их делают избранными, но не Бог, а служители алтаря. Такая зависимость Церкви от власти и денег сильных мира сего не способствует повышению ее авторитета. Случаи подобострастия и лицеприятия доходят до абсурдных форм. Это тоже является характерным знаком нового времени в отношении Церкви и народа.


Многие приходящие в Церковь имели глубинное непонимание, того, что такое Церковь, ее возможностей и назначения. В ней видели (как во Христе) социального спасителя, реформатора, целителя, доброго волшебника, который в одно мгновение решит то, что не решили большевики. И прискорбно, что зачастую священнослужители согласны с тем, чтобы вера стала одним из направлений патриотической и политической деятельности государства. На многих властных уровнях стремились разыграть «церковную карту» для решения политических, хозяйственных, патриотических задач в стремительно разрушающемся государстве. Было высокомерное и снисходительное отношение властей, великодушно позволяющих церковникам говорить «небылицы», не имеющие отношения к реальной жизни.


В среде же людей, воспринимающих Церковь сугубо как фактор подчиненный их материалистической и потребительской философии, восприятие ее оказывается еще более темное и циничное — как структура народного соцкультбыта, выполняющая заказ населения по крещению, венчанию и отпеванию.


Россию затопил поток язычества, суеверий, оккультизма, белой и черной магии, колдовства, астрологии. Самыми популярными людьми стали маги, колдуны, экстрасенсы, народные целители, изгоняющие бесов, снимающие порчу, сглаз. Этой публикой активно выписывались жаждущим их помощи направления на отчитку в монастыри, на крещение и исповедь в Церковь. После установления этой подкупающей связи с Церковью пациент мог продолжить у них лечение.


Церкви наполнялись не возлежащими на Тайной Вечере, а нетерпеливо стоящими или проходящими в ожидании чуда, удачи, благополучия, здоровья, уничтожения врагов.


Во внутрицерковной жизни серьезнейшей проблемой является существование как данность при одном храме двух или трех пластов мирян. Кратко эту проблему можно назвать так: прихожане и община.


К первому слою можно отнести людей, пришедших в храм по зову Божию и Евангелию. Они устремлены к построению общины верующих по типу первохристианских общин, как это описано в Деяниях Апостолов: «Они пребывали в изучении слова Божия, преломлении хлеба, общении и молитве» (Деян. 2:42). Для этой части мирян невозможна жизнь в Церкви без изучения Евангелия, без дел милосердия и братского общения, без частого и регулярного причастия и без братской, общинной молитвы.


Другой слой можно назвать прихожане-ухожане. Их вполне устраивает достаточно регулярное посещение церкви, чтобы отстоять обедню или всенощную, совершить молебен, прочитать акафист, после тщательно проведенного поста и прочитанных трех-четырех канонов принять причастие по великим праздникам. Как правило, этот слой занимает очень прочное хозяйское положение в приходе и отличается агрессивным неприятием молодых, всего нового и чужого.


И третий слой — это люди — захожане — приходящие либо на родительские субботы, либо по необходимым требованиям: крестить, венчать, отпеть, освятить, поставить свечку на удачу или в благодарность за сохраненную жизнь в аварии. Им вообще ничего не надо. Только чтобы их обслужили на заплаченную сумму.


Эти три слоя сосуществуют вместе незаметно или заметно взаимодействуя. Священнику необходимо, с одной стороны, их разводить, а с другой — делать все возможное, чтобы одних не противопоставлять другим. Задача требующая филигранного лавирования, предупреждения ситуаций, трезвости, скоропомощного вмешательства, терапевтического или хирургического. Иногда происходят малые динамические миграции из одного слоя в другой.


Ситуация резко усложняется, если между священниками нет единодушного понимания происходящих процессов. Тогда может возникнуть трудно управляемое противостояние между теми, кто хочет изучать Евангелие, и теми, кто хочет его только целовать, между теми, для кого главный момент литургии — чтение записок и концерты правого хора, и теми, для кого это — освящение Даров. Эта ежедневная реальность, в которой необходимо не только выжить, но постоянно созидать общину и мир внутри прихода.


Состояние души современного российского человека, который не умеет пользоваться свалившейся на него свободой, не готов и боится брать на себя решение вопросов, связанных даже со своей жизнью, приводит к такому негативному явлению, как поиск по монастырям и пустынькам «старца», который взял бы решение всех его вопросов на себя: переезжай, женись, не выходи замуж, уходи в монастырь и т.д. И, как ни странно, таких «старцев» находится немало. Блуждая по святым источникам, монастырям, первого же, встретившегося на пути в монашеских одеждах, люд атакует, испрашивая благословения на все случаи жизни и принимая это за голос Божий. А спустя несколько дней уже не знают, что с этим благословением делать. Можно назвать это синдромом монашеской мантии.


В не меньшей степени новые условия развития Церкви характеризуются и неоценимыми возможностями. Есть удивительные примеры подвижничества в современных условиях России. Жертвенными усилиями одного священника, который сумел объединить вокруг себя единомышленников, в Ярославской области создана обитель для сотни детей из неблагополучных семей и сирот с уникальной системой воспитания, обучением в первоклассной гимназии, с прекрасной библиотекой на 60000 томов, с музеями по естественной истории, геологии, истории Древнего мира. В другом приходе (монастыре) священник проводит занятия и психологические семинары для лечения алкоголиков и наркоманов, развития самосознания верующих. Это, конечно, лишь малая часть конкретных примеров. Ибо задачи, стоящие перед православными приходами в России, по-прежнему определяются Главой Церкви Христовой. Познание Истины, исследование Писаний, рождение в любви ко Христу через исполнение Его заповедей, образование общины как единого Тела Христова, научение молитве и вере, собрание Церкви для совершения таинства Евхаристии, служение ближнему. Эти основные задачи выливаются во множество более конкретных и частных, которые призван решать каждый приход. Набор этих задач создает полноту жизнедеятельности прихода — от строительства зданий церквей и воскресных школ до строительства самой христианской общины. Конечно, они достаточно сильно отличаются друг от друга в зависимости от того что становится главным из евангельской проповеди для конкретного проповедника и паствы. Для одних главным может стать исследование греха или ожидание гнева Божия, для других — следование за Христом и призыв о любви к Нему.


Теперь немного о нашем приходе. Церковь Сретения Господня находится на окраине г. Пушкино Московской области, в селе Новая Деревня. В 2001 году в нашем приходе владыка Ювеналий освятил храм в честь св. благоверного князя Александра Невского, строительство которого продолжалось почти 10 лет. Собственно говоря, это не только храм, но здание, где разместились и воскресная школа, и библиотека, и зал для проведения различных общих встреч, и трапезная, и иконописная мастерская, и многое другое. Но самое главное — вместе со строительством храма шло строительство общины.


Считаю необходимым сказать, что жизнь нашей общины основывается и питается от трех источников духовного опыта. На мой взгляд во многом очень близких друг другу в главном — в беззаветной любви и трезвой преданности Иисусу Христу и Церкви.


Духовный фундамент нашей общины был заложен о. Александром Менем, который в свою очередь был продолжателем школы епископа Афанасия Сахарова, архимандрита Серафима Батюгова, о. Алексея Мечева и Оптиной Пустыни. Это первый источник живой веры нашей общины.


Вторым источником, с которым кстати нас познакомил в 70-х годах о.Александр, являются вера, опыт, слово, книги владыки Антония. Для нас это не просто иерарх, который является выразителем незамутненного евангельского духа, но для нас это друг, брат, отец, единомышленник и проводник на пути ко Христу. Для нас и для многих в России нет никаких сомнений, что в духовном опыте этого человека максимально точно и полно отражено евангельское понимание человека, веры, Церкви, Самого Иисуса Христа. Кстати, благодаря тому, что владыка давно стал общепризнанным духовным авторитетом в России, его имя является в определенной степени той платформой, на которой могут найти общий язык взаимопонимания и мира представители несхожих направлений в Православной Церкви.


Третьим вдохновителем и ориентиром нашего опыта является архимандрит Иоанн Крестьянкин из Псково-Печерского монастыря, с которым я был связан более десяти лет лично и до сих пор опосредованно. Человек, который как бы весь состоит, дышит, живет, питается Духом Святым, и вся жизнь его — радостное несение креста во славу Творца.


Благодаря этому богатству мы и пытаемся продолжать наше развитие в том духе и в тех направлениях, которые нам удается прочитывать у наших учителей.


Конец 80-х принес некоторые надежды на перемены в стране. О. Александр это мгновенно уловил и, как спортсмен, готовый к старту, стремительно, опережая время, успел сделать максимум, что было возможно за два года. Неоднократно он предупреждал, что открывающиеся свободы и вынужденный либерализм государства создаст не меньше проблем, чем преимуществ. А задолго до начала перемен он выражал тревогу, что к тому моменту, когда Бог откроет возможности для широкой проповеди, Церковь (т.е. все мы) не будет готова к ней. Действительно, когда время настало, он один в России оказался готовым выйти к широкой аудитории с живой проповедью Евангелия. Четко понимая, что и кому он должен говорить.


С 1990 года наш приход существует без о.А., но в меру разумения используя то, чему научились от него и от тех, чье понимание христианства нам наиболее близко, мы растем и развиваемся. Очень многих привели в Церковь книги о Александра Меня, его опыт живой веры. Огромное влияние и помощь оказывают книги владыки Антония Сурожского. В частности, первая книга владыки, которая стала для многих настольной благодаря о.А. еще в начале 70-х, была самиздатовская перепечатка ШКОЛЫ МОЛИТВЫ. Из нее мы извлекали не только уроки молитвы, но систему взглядов, видение духовной жизни верующего. Было ясно, что так может жить не только один человек, но и община, и епархия.


Итак, на этой платформе наш приход встретил очень бурное время смут, тревог, страхов, обольщений, надежд и разочарований. Можно сказать, с первых дней вся гамма новых условий существования человека, страны, народа, Церкви коснулась и нас в полной мере. Я не буду подробно рассказывать обо всем, что происходило в те напряженные годы. Постараюсь рассказать только о том, что стало для нас характерным, дало некоторые плоды, и что мы стараемся развивать.


Во-первых, мы нацелены максимально использовать те возможности, которые есть, не растрачивая силы на ропот, что нет больших. Считаем, что те, какие есть, позволяют сделать много больше, чем сделано. За прошедшие годы сложилось само собой, что родившаяся община — самое настоящее церковное тело, осознающее ценность и значимость каждого члена.


В отношении личного пути каждого человека ориентация прежде всего на понимание, поиск, ожидание личного обращения и встречи со Христом. Любые занятия, разговоры, проповеди ориентированы только на то, что единственно это потребно и возможно.


Для пробуждения личностного самосознания, познания самого себя предпринимаем все, что возможно: беседы, лекции психологов, историков, искусствоведов, просто незаурядных личностей, у которых есть чему поучиться. Во главу угла ставится задача духовного просвещения, развития общего уровня культуры, изучения Слова Божия, развитие достоверных отношений как между людьми, так и человека к самому себе. Просветительские и катехизаторские занятия ведутся среди всех возрастных групп: и детей, и молодежи, и взрослых, и даже очень пожилых людей. Для нас самих удивительно, что такие люди (я имею в виду пожилых) находятся.


Спектр занятий и сотрудничества достаточно широк, я бы сказал, посылается все то, что необходимо, на что готовы и что просим у Бога. Мы не считаем, что для познания себя и Бога есть что-то неправославное или нехристианское — у Бога все чисто. Музыка, выставки, семинары, фильмы, походы, встречи семейных пар для лучшего понимания таинства брака, сотрудничество с дружественными приходами, социальное служение в больницах, дружеское сотрудничество с детским домом инвалидов, с семьями имеющих умственно-отсталых детей.


Уже второй год мы регулярно проводим семинары всей общины по обсуждению всегда актуальных тем о смирении, любви, свободе, послушании, покаянии, вере, грехе, кресте и т.п. Ибо православный человек с большой легкостью пользуется этими словами, не давая себе труда понять, что за ними стоит. Уточнению этих основополагающих христианских понятий и посвящены наши семинары, в которых люди участвуют с большим интересом и активностью. Надо сказать, что в начале образования общины у нас не было четкой программы действий. Ясно было, что если что-то делать, то только настоящее и не для себя, а то, что захочет Бог. И только в Его духе правдивости, малости, отданности.


В нашем арсенале постепенно появлялись все новые и новые возможности для построения церковной семьи. Помимо строительства и обустройства нашего дома (храма) развивались и разрастались общины семей с умственно-отсталыми людьми и их друзей — «Вера и Свет», которые в свою очередь становятся членами одной церковной общины. Дети и взрослые из Детского дома, из приюта для детей из неблагополучных семей уже давно из гостей стали друзьями. Тяжело больные дети в Детской больнице — это не объекты нашей благотворительности, а близкие люди, о которых болит душа.


Очень способствуют развитию единства церковной семьи — молитвы общины за болящих, приходская газета, детские праздники, общинные торжества, общая трапеза, церковный сад, иконопись, спорт, паломничества, говения (по образцу Вашей епархии).


Каждый раз сердце исполняется благодарностью и удивлением перед милосердием Божиим. Как Ему удается объединить, сделать действительно близкими столь разных, несхожих людей, которые в обычной жизни никогда бы не были вместе.


По мере наших первых шагов стало очевидным, что необходимо держать под контролем негативные личностные проявления, неизбежные при рождении свободной личности. Пренебрежение серьезностью этих процессов мною расценивалось недопустимым личным грехом священника, отвечающего перед Богом за здоровье общины. Ибо горькие плоды неумения жить в свободе и смирении грозили разрушением всему домостроительству церкви как общины. Было очевидно, что священник обязан не только остановить нежелательные процессы, но и предвидеть и предотвратить опасность для паствы. Если степень риска превышает допустимую интуитивную величину, то исправление ситуации требует хирургического вмешательства. Как правило, многие, не понимающие и не видящие дальше своих коротких жалостливых и иллюзорных чувств, решительно встают на защиту «обижаемого» — в ущерб всему организму церкви. Эта самовлюбленная и слепая жалостливость очень характерна для русского человека, чей разум привык возмущенно кипеть. И, что интересно, защитники «обижаемого», обвиняющие других в нехристианском отношении к их подзащитному, сами применяют привычные (мирские) методы защиты: письма, доносы, организация всевозможных кампаний и т.д. Опыт показал, что ни в коем случае нельзя прислушиваться к этим недальновидным эмоциям. Должна быть сохранена главная возможность — развиваться общине в Христовом ключе, для этого тот член, который готов разрушить общее дело в угоду своему тщеславию, должен быть отсечен.


Следующая серьезная и постоянная трудность — это агрессивность, ревность и противодействие просто прихожан и захожан усилиям рождающейся общине. Косность и нежелание какого-либо развития, консервация на преданиях народных, не просветленных Духом, создает постоянный фон напряжения, на который уходит очень много сил. И, конечно же, есть огромная разница, когда в приходе все священники едины, а когда согласия и понимания нет. Потеря сил резко возрастает, а КПД снижается.


Сложилась еще одна грань нашего опыта в преодолении фобий и замкнутости на себе. Мы предпринимаем усилия раскрыться перед другим опытом веры, перед людьми других церквей и не боимся учить видеть в других конфессиях достойных людей. Это очень непростой вопрос, тем более если его приходится решать в локальном, неявном виде, преодолевая психологический атавизм избранности «великого» народа и закомплексованной личности.


В тех условиях, которые мною обозначены, мы ориентированы на решение основных, как нам представляется, задач. Их можно сформулировать следующим образом. Преодоление в сознании человека отношения к Церкви как статической хранительнице народных традиций и преданий. Снятие неоправданных барьеров и страхов между человеком и Церковью, порожденных взаимным незнанием. Задача каждого дня и каждой встречи — поиск пути к искоренению глубинных магических, языческих, оккультных корней в человеке, усиленных в настоящее смутное время. Первостепенной задачей жизни нашего прихода является наше собственное просвещение всевозможными средствами от совместного изучения Св. Писания, совместной молитвы до общинных семинаров, занятий, лекций по актуальным темам, читаемых специалистами близкими нам по духу.


Общее направление жизни общины — братство, искренность, правдивость, трезвость, естественность. Важным принципом является сочетание демократии, соборности с необходимым в наших условиях элементом подчинения в экстренных ситуациях воле священника как отвечающего за генеральное направление в жизни общины.


Существенным является акцент на открытость и миролюбие к другим церквам, конфессиям исходя из убежденности, что нам не дано право судить кого бы то ни было. Готовы учиться у всех любви к Богу. Но при этом, естественно, твердо стоять на преданности своей Церкви.


Стараемся держаться той позиции, что мы не должны браться не за свои вопросы в глобальном масштабе, а решать только то, что по силам нам на нашем уровне. Считаем, что вопросами реформ, переустройства и прочими глобальными проблемами должен заниматься тот, кого изберет Бог и даст ему мудрость царя Соломона.


Можно с уверенностью сказать, что любая христианская община способна стать истинным телом Христовым в сочетании полнотой свободы и духовного послушания (читай — доверия, верности и любви), достичь единства и собою свидетельствовать о правде Благой вести.


Только как я понимаю это возможно при одном условии, если нами будет руководить Святой Дух и поможет нам бескомпромиссно отсечь свое неосвещенное «я».


Источник: Свет Православия

У этой записи один комментарий

  1. Андрей

    Объясните, о чем практически идет речь: «По мере наших первых шагов стало очевидным, что необходимо держать под контролем негативные личностные проявления, неизбежные при рождении свободной личности. … Ибо горькие плоды неумения жить в свободе и смирении грозили разрушением всему домостроительству церкви как общины. … Если степень риска превышает допустимую интуитивную величину, то исправление ситуации требует хирургического вмешательства. Как правило, многие, не понимающие и не видящие дальше своих коротких жалостливых и иллюзорных чувств, решительно встают на защиту "обижаемого" — в ущерб всему организму церкви. Эта самовлюбленная и слепая жалостливость очень характерна для русского человека, чей разум привык возмущенно кипеть. Опыт показал, что ни в коем случае нельзя прислушиваться к этим недальновидным эмоциям. Должна быть сохранена главная возможность — развиваться общине в Христовом ключе, для этого тот член, который готов разрушить общее дело в угоду своему тщеславию, должен быть отсечен»???

Добавить комментарий