Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Киев православный > Приходские храмы > Кирилла и Афанасия Александрийских, свтт. храм (Кирилловская церковь)

Приходские храмы

Кирилла и Афанасия Александрийских, свтт. храм (Кирилловская церковь)


 

04080 Киев, ул. Фрунзе, 103.

Тел. 468-02-12, 468-35-50.

Проезд: от ст. м «Дорогожичи», «Петровка» — трол. 27к, 27, 33, авт. 103 до ост. «Кирилловская церковь»;
от ст. м «Лукьяновская» — трол. 6, 18 до ост. «Стадион «Спартак»»;
от ст. м «Контрактовая пл.» — трам. 11, 12, 19 до ост. «Стадион «Спартак»».

Престольные праздники:
свтт. Кирилла и Афанасия Александрийских (пам. 18 / 31 января и 9 / 22 июня), свт. Василия Великого (пам. 1 / 14 января; в его честь освящен трапезный храм) и свт. Димитрия Ростовского (пам. 23 мая, 21 сентября и 28 октября ст. ст.).

Настоятель — епископ Васильковский Пантелеимон (Поворознюк), викарий Киевской Митрополии.

Богослужение ежедневное, кроме понедельника утром.
Вечернее: понедельник — воскресенье: 17.00. Литургия: вторник — суббота: 8.00, воскресенье — 7.30 и 8.30. Акафист свт. Димитрию Ростовскому: четверг (по окончании вечернего богослужения). Акафист пред иконой Божией Матери, именуемая «Отрада» или «Утешение») — воскресенье, 17.00.

Баптистерий храма позволяет осуществить Крещение полным погружением — в соответствии с древней традицией Церкви.

 

При храме открыта катехизационная школа для взрослых, издается газета «Кириллица».

 

История. Возраст Киево-Кирилловского монастыря, построенного внучкой князя Владимира Мономаха, исчисляется восемью веками, что всего лишь столетием меньше почтенной Софии Киевской. Основанный, между 1146 и 1171 годами в предместье Киева, сегодня этот храм является чуть ли не единственным средневековым культовым зданием, сохранившимся до XX века без особых перестроек.

 

История Кирилловского храма — это в каком-то смысле отражение судьбы Православия на этих землях. История эта — с естественными периодами расцвета и запустения…

 

Кирилловский храм выдержал натиск монголо-татарских полчищ, устоял во времена борьбы с унией, прошел через духовно бесплодный XVIII век, пережил советское время… Сегодня по молитвам своего постриженника святителя Димитрия Ростовского и благочестивых основателей церковь святителя Кирилла вновь оживает. О ее истории, начиная со времен основания и до наших дней, и пойдет наш рассказ.
Истоки

 

Кирилловский монастырь расположен к северо-западу от исторического центра древнего Киева, в урочище, называемом летописцами «Дорогожичи» (сегодня это местность между улицей Фрунзе, Д. Коротченко и Подольским спуском).

 

Свое название, а также исключительное стратегическое значение место это получило вследствие того, что здесь в древности сходились все важнейшие дороги, ведущие в стольный град. Дорогожичи, являясь как бы ключом столицы, неоднократно становились полем кровавых сражений, и, как замечает историк прошлого столетия, «едва ли было в Киеве другое такое место, где было пролито крови больше, нежели здесь… близ Кирилловской церкви».

 

Впервые о Кирилловском монастыре как об уже существующем упоминается в Ипатьевской летописи под 1171 г. Второе сообщение, датируемое 1179 г., проливает некоторый свет на личность его основательницы. Ею, вероятнее всего, была вдовая княгиня Мария Мстиславовна, дочь князяМстислава Великого и внучка Владимира Мономаха.

 

Летописные свидетельства по этому вопросу очень немногословны, и поэтому историкам остается только строить догадки о возможной дате и обстоятельствах, которые способствовали постройке монастыря. Согласно одной из таких гипотез, инициатива закладки монастыря принадлежала князю Всеволоду II Ольговичу, который хотел по примеру своих предшественников и в память потомкам поставить храм в благодарность Богу за одержанную над врагами победу. Однако кратковременность пребывания на престоле (1138-1146) и преждевременная смерть помешали князю привести в исполнение свой благочестивый замысел. Зная и храня в памяти мечту мужа, его супруга Мария Мстиславовна осуществила ее, построив храм и при нем где-то между 1146 и 1171 годом.

 

Из Ипатьевской летописи также узнаем, что сама княгиня через некоторое время после смерти супруга приняла в Кирилловском монастыре схиму и была погребена там же около 1178 года. Здесь же был пострижен перед смертью и впоследствии похоронен (1194) ее сын, князь Святослав Всеволодович (один из персонажей «Слова о полку Игореве»).

 

Относительно причины выбора в небесные покровители монастыря святителя Кирилла существует несколько версий. Одна из них, наиболее правдоподобная, объясняет факт посвящения храма Александрийскому святителю тем, что князь Всеволод II Ольгович в крещении получил имя Кирилла, а потом, и монастырь, построенный по его замыслу и, быть может, по предсмертному завещанию, был назван Кирилловским.

 

По другой версии монастырь обязан своим названием некоему иноку Кириллу, который где-то в Х или XI веке поселился в урочище Дорогожичи в собственноручно выкопанной пещере и вскоре прославился своей высокоподвижнической жизнью В память о нем монастырь получил название Кирилловского. Действительно, в районе Кирилловской церкви до сегодняшнего дня сохранилось большое количество пещер, вырытых в склонах окрестных холмов, вероятно, еще в Х11-Х111 веках. Однако точных сведений о традиции пещерного подвижничества в этой местности не сохранилось. Сами же пещеры и землянки могли быть вырыты княжескими войсками, которые нередко располагались здесь станом в ожидании наступления противника и использовали их в своих целях.

 

Основанный супругой Всеволода Ольговича, Кирилловский монастырь скорее всего был мужским, поскольку еще в домонгольскую эпоху, в 1231 году в Лаврентиевской летописи упоминается игумен Кирилловский Климент. Вся дальнейшая его история как обители вплоть до закрытия, последовавшего в 1787 году, также дает возможность предположить, что мужским монастырь был со времени своего основания.
Темные века

 

Просуществовав более полувека в ранге особо привилегированной княжеской обители, в бедственный для всей тогдашней Руси 1240 год Кирилловский монастырь разделил участь многих Киевских храмов. И хотя монастырь, как отдаленный от центра менее других, привлек внимание неистовствовавших монголо-татарских орд и не был разрушен, однако серьезные повреждения получил центральный купол и верхняя часть притвора, были сорваны свинцовые крыши, которыми, по обычаю того времени, покрывались своды храма, разграблена значительная часть богатой церковной ризницы, утвари и икон. Оставаясь в течение долгих лет фактически без всякого покрытия, Кирилловская церковь в значительной степени пострадала от атмосферных осадков: потускнели драгоценные фрески, выполненные русскими мастерами под руководством греков, разрушились верхние части храма. После почти трехвекового пробела в истории Кирилловского монастыря упоминание о его существовании встречается в документе 1530 г. В нем сообщается об обозначении границ земельных владений монастыря в связи с незаконными притязаниями некоторых частных лиц. Также упоминается об игумене Симеоне, ратовавшем за сохранение монастырских владений. Однако последующие настоятели мало заботились о сохранении земельных угодий, вследствие чего монастырь постепенно падал в своем значении, а вместе с тем угасала здесь и подвижническая жизнь. Так, в грамоте короля Сигизмунда II Августа от 1555 г., данной некоему Богдану Шавуле, говорится об утверждении его права на владение «церковью св. Кирилла». А десятью годами позже, в 1565 г. тот же король издает распоряжение о передаче всех земельных угодий, принадлежавших Кирилловскому монастырю, Десятинной церкви, Этим событием заканчивается «темная» страница известной нам истории Кирилловской обители.
Игумен Василий «Чернобривца»

 

С первой четверти XVII в., благодаря особому вниманию со стороны влиятельного в то время князя Константина Острожского, начинается восстановление Кирилловского монастыря. Ревностный защитник Православия на Украине (тогдашняя Юго-Западная Русь), князь Острожский в 1605 г. вызвал из своего родового имения игумена Острожского монастыря св. Креста Василия Красовского и поручил ему дело возрождения Кирилловской обители. В 1605 г. игумен Василий по прозванию «Чернобривца» принял управление обителью и ее когда-то богатыми имениями, из которых налицо оказалась лишь одна мельница на реке Сырце. Отец Василий, как человек энергичный и исполнительный, сразу же принялся за восстановление Кирилловского монастыря. Вскоре по грамотам короля Сигизмунда III он возвратил почти все земли, когда-либо принадлежавшие монастырю и находящиеся между Сырцом и Юрковцом, а также леса на Оболони.

 

При игумене Василии умножилась Кирилловская братия и были выстроены для нее скромные деревянные келий. С целью увеличения доходов растущего монастыря под горой, неподалеку от Кирилловской обители были выстроены домики для сдачи «вольным людям». Но самой большой заботой отца Василия Красовского стало восстановление разрушенных частей церкви святителя Кирилла, сооружение новой кровли, а также украшение внутренности храма. При нем были также частично обновлены потускневшие от времени и непогоды фрески. В церкви было устроено три престола: в центральной апсиде — в честь Святой Троицы, в южной (прежде служившей диаконником) — в честь святителя Кирилла Александрийского, которому был посвящен храм; в северной (прежде жертвенник) был устроен престол в честь Архистратига Михаила, покровителя Киева. Во время этих перестроек игумен Василий нашел несколько ценных старинных вещей, которые собрал в особый ларец и поместил в склеп, сделанный в алтарной стене возле жертвенника.

 

Ввиду произведенных перестроек по окончании ремонтных работ игумен Василий Красовский ходатайствовал об освящении церкви. 23 апреля (по ст. ст.), в день великомученика Георгия епископ Неофит Болгарский освятил заново благоустроенный храм.

 

Однако сопротивление со стороны самовластных польских панов, униатов и иезуитов, которое приходилось постоянно преодолевать отцу Василию, а также тяготы, связанные с восстановлением и отделкой храма, сказались на здоровье игумена. И через два года после окончания восстановительных работ, 26 февраля 1614 года, «достойнейшего из Кирилловских игуменов» не стало. Честное тело его братия положила, как свидетельствует летопись, «подле праваго крилоса, под стеною, с честию великою».
Игумены Кирилловского монастыря

 

По смерти игумена Василия Красовского в истории Кирилловского монастыря особую роль сыграл игумен Софроний Жеребило-Лобужский, назначенный сюда после игумена Киприана, о деятельности которого сведений почти не сохранилось. Игуменствовал Софроний более 20 лет (с 1626 по 1648 г.) и доставил монастырю много материальных выгод. При нем монастырю было пожертвовано много домов.

 

После смерти игумена Софрония Кирилловский монастырь продолжает возвышаться в общественном мнении благодаря своим незаурядным игуменам, прославившимся в истории православной Украины.

 

Таким был Иннокентий Гизель (1650-652), получивший заграничное образование на средства Киевского митрополита Петра Могилы. По возвращении из-за границы игумен Иннокентий последовательно проходил послушания игумена ряда Киевских монастырей и ректора Киево-Могилянской коллегии, где читал курс философии.

 

После него монастырем управлял Мелетий Дзик (1658-677 гг.), переведенный сюда с должности ректора Киево-Могилянской коллегии. В игуменство Мелетия и по его приглашению в Кирилловскую обитель пришел юноша Даниил Туптало, будущий святитель Димитрий Ростовский.

 

Особую славу и влияние монастырь приобрел при следующем игумене — Иннокентии Монастырском (1681-697гг.). При игумене Иннокентии вновь были расширены земельные владения монастыря, а также особой грамотой 1687г. удостоверялось подчинение Кирилловскому монастырю Ржищевского Преображенского монастыря со всеми его угодьями. Пожалуй, только слава Лавры превосходила славу Кирилловской обители.

 

Скончавшийся в январе 1697 года игумен Иннокентий был погребен своим преемником, последним из выдающихся игуменов Кирилловских — Димитрием Туптало.
«Звезда от Киева возсиявшая»

 

Даниил Туптало, он же будущий святитель Ростовский, пришел в Кирилловский монастырь 17-летним юношей вслед за Мелетием Дзиком из разоренной во время войны за Малороссию Киевской коллегии. Еще в коллегии Мелетий заметил и полюбил одаренного юношу за его любовь к чтению слова Божия и в особенности житий святых. Поэтому, несмотря на молодость Даниила, игумен Мелетий, в том же 1668 году 9 июля (по старому стилю), постриг его в монашество с именем Димитрий. И еще через год Мелетий исходатайствовал монаху Димитрию посвящение в иеродиаконы. Димитрий провел в Кирилловском монастыре восемь лет, являя братии образец послушания, веры и постнического жития, После смертии игумена Мелетия — первого наставника святителя — братия обращается к тогда еще молодому 29-летнему иеромонаху Димитрию с просьбой об игуменстве. Тогда Димитрий отклонил это предложение. И только через 17 лет, в 1697 году, после смерти игумена Иннокентия Монастырского, будущий святитель был убежден братией принять управление Кирилловским монастырем. Игумен Димитрий возглавлял обитель недолго — всего пять месяцев, но несомненно, пример его высокой жизни в значительной степени повлиял на упрочение здесь искреннего благочестия.

 

Родители святителя Димитрия и его родственники в благодарность монастырю за его доброе духовное руководство, которое получил здесь Димитрий, всю свою жизнь были благотворителями Кирилловского монастыря. Отец святителя, Савва Григорьевич, сотник малороссийского войска, до самой смерти был ктитором монастыря, а сестры святителя основали близ Кирилловской обители Иорданский монастырь, где последовательно проходили послушание настоятельницы. Иорданский монастырь находился как бы в подчинении у Кирилловского, та к что пользуясь угодьями его, обязан был платить за это работой на огородах, шитьем церковных одежд и т.п.

 

Ввиду исключительной преданности всего рода Туптало Кирилловской обители, братия похоронила останки родителей святителя в самом храме, на левой стороне, в стене, «при дверях, коими на хоры входят». У ног матери, по свидетельству самого святителя, похоронена и его старшая сестра — инокиня Александра.

 

Будучи уже митрополитом Ростовским, святитель Димитрий прислал в 1705 году из Ростова чудотворную икону Божией Матери, бывшую фамильной в роде Туптало, и просил поставить ее над гробом своих родителей.

 

По прославлению святителя Димитрия, братия поставила рядом с этой иконой и образ самого святителя, украсив его составленными в честь святого стихами.

 

Существует предположение, что после кончины святителя Димитрия, в его честь возле главной церкви был сооружен особый деревянный храм. просуществовавший до 1830 г.

 

После святителя Димитрия Кирилловский монастырь уже не знал выдающихся игуменов и. все более расширяясь и увеличиваясь в своих земельных и имущественных владениях, значительно ослабевал в духовной жизни.
Упадок и закрытие монастыря

 

Духовная болезнь, первые признаки которой были заметны еще в XVII веке, в последующем, XVIII столетии, поразила многие киевские монастыри и церкви. И, к сожалению, Кирилловский монастырь не явился в этой ситуации отрадным исключением, скорее даже наоборот. Ненасытная страсть к стяжанию, забота исключительно о благах земных все более овладевали помыслами братии, и не находилось среди них авторитетного игумена, который смог бы силой своего убеждения повлиять на нравственную жизнь монастыря…

 

Вследствие постоянного накопления в XVIII веке Кирилловский монастырь стал богатым землевладельцем. Одной только пахотной земли насчитывалось до 112,5 десятин (1 десятина — 1,45 га), не считая огромного сенокоса и водяных мельниц на р.Сырце. При монастыре действовал также свой винокуренный завод, производивший до 1000 ведер водки в год. Однако на этом притязания стяжателей из числа монахов не прекращались, и поэтому между монастырем и киевскими мещанами нередко возникали жестокие распри по поводу землевладения.

 

Наконец в 1710 г. решением Магистрата сенокосы на Оболони и мельницы на Сырце со всеми прилегающими полями были отчислены в пользу города. Но и эта мера не вполне пресекла разрушительные для монастыря тяжбы за землю. И чем больше стремился Кирилловский монастырь к имущественным приобретениям. тем слабее становился он в духовном отношении, все более отдаляясь от подвижнического идеала.

 

Очевидно именно это духовное расслабление, внешне проявлявшееся в бесконечных имущественных спорах с мещанами и Магистратом, стало одной из основных причин упразднения монастыря.

 

И все же, несмотря на неутешительность всего вышесказанного, есть в истории Кирилловского монастыря XVIII века два события, которые привлекают внимание благочестивого исследователя.

 

В первую очередь это возведение в 1748 г церкви во имя свт. Василия Великого в братской трапезной. Здание этой трапезной с некоторыми перестройками сохранилось до наших дней. Сегодня здесь вновь действует церковь во имя святителя Василия.

 

Около 1750 г была начата постройка каменной ограды вокруг всего монастыря. Ограду украшало несколько башен в стиле барокко, одна из которых в полуразрушенном виде сохранилась до сих пор. Была предпринята постройка каменной колокольни с воротами внизу и небольшой церковью в среднем этаже. Церковь была устроена в 1760 г. иждивением игумена Феофана Желтовского и освящена во имя Благовещения Пресвятой Богородицы. Известно, что эти строительные работы были выполнены по проекту киевского мещанина. архитектора Ивана Григоровича-Барского. После пожара 1849 г., повредившего кровлю колокольни, ее верхняя часть была перестроена.

 

В 1770 г., в связи со вспыхнувшей в Киеве эпидемией азиатской чумы, в Кирилловском монастыре размещался временный госпиталь для зараженных горожан. Архимандрит Кирилл, бывший в то время настоятелем обители, всячески противился размещению этого госпиталя на территории этой обители, ссылаясь на тесноту монашеских келий и опасность заражения. Из его письма в Киевскую консисторию узнаем, что в 1770 г. в обители было: 7 иеромонахов, 8 иеродиаконов, 10 монахов, 12 послушников, 10 наемных людей; келий шесть, одна канцелярская изба, одна просвирня, хлебня и одна хата для плотников и каменщиков.

 

Однако, несмотря на протесты отца архимандрита, Священный Синод, ввиду загородного местоположения монастыря и «здорового воздуха», постановил зараженным чумой селиться в кельях обители.

 

Участь, постигшая Кирилловский монастырь в 1770 г., оказалась прецедентом и на последующее время. Высказанное медиками принципиальное мнение о наибольшей пригодности обители для основания в ней лазарета стало решающим для издания царских указов от 10 апреля и 13 июля 1786 г об упразднении мужского Киево-Кирилловского монастыря. В соответствии с этим указанием все жилые и нежилые здания, а также церковь во имя Святой Троицы передавались в собственность Киевского Общественного Призрения для размещения в них благотворительных богоугодных заведений. На этом факте история древней Киево-Кирилловской обители как мужского монастыря заканчивается.
Кирилловские богоугодные заведения

 

С 1786 г. на территории упраздненного монастыря открыли Инвалидный дом для проживания престарелых и увечных киевлян преимущественно из низших чинов воинского звания.

 

Свято-Троицкая церковь бывшего Кирилловского монастыря продолжала действовать теперь уже как приходской храм. Очевидно именно с этого времени есть основания считать эту церковь больничной, служившей в первую очередь для удовлетворения духовных нужд насельников богоугодных заведений.

 

В начале XIX века (1803-1805гг.) были возведены каменные постройки Кирилловских богаделен со специальным отделением для душевнобольных на 25 мест. Сюда с Подола был переведен дом для умалишенных, преобразованный в советское время в психиатрическую больницу им. Т.Г Шевченко. В 1911 г. на 100 больных имелся один врач, а больных было около 600 человек. С Кирилловской психиатрической больницей связана деятельность первого киевского врача психиатра С. Штейберга, трудившегося здесь с 1865 г.

 

Предположительно с 1812 г. при Кирилловских богоугодных заведениях существовал Воспитательный дом для детей-сирот Отечественной войны 1812 года. Воспитанники этого дома работали на Киевской суконной фабрике. Воспитательный дом функционировал до 1917 г.

 

С 1842 г. при Кирилловских учреждениях была открыта фельдшерская школа на 15 человек, в последствии преобразованная в Медицинское училище N 1 (первое на Украине среднее медицинское учебное заведение). На территории бывшего монастыря школа просуществовала до 1907 г. При фельдшерской школе также действовала библиотека. В 1870 г. на территории богаделен соорудили одну из часовен «В память чудесного спасения жизни императора Александра II, 4 апреля 1866г.»

 

Вероятно, что около 1840-х г. существовала также часовня в честь Святой Троицы, сооруженная на пожертвования благочестивых киевлян. По некоторым сведениям в 1846 г. часовня была покрыта железом, а ее освящение к празднику Святой Троицы приписывается некоему протоиерею Дубницкому.

 

В годы первой мировой войны в Кирилловских Богоугодных заведениях размещался военный госпиталь…

 

Вот пожалуй и все, что более-менее достоверно известно о Кирилловских богоугодных заведениях в XIX веке. И тем не менее, несмотря на эти краткие и отрывочные сведения, хочется верить, что территория бывшего Кирилловского монастыря являлась в продолжение целого столетия как бы островом милосердия, где рабы Божий неустанными трудами исполняли по мере сил заповедь Христову о милосердном отношении к страждущим.

 

Сведений относительно деятельности самой церкви бывшего Кирилловского монастыря, к сожалению, сохранилось еще меньше. Известно, например, что вскоре после закрытия монастыря из Кирилловской церкви были взяты необходимая церковная утварь и ризы для новопостроенной Андреевской церкви.

 

Известно также, что около 1890 г. из Кирилловской церкви был отдан пришедший в ветхость резной деревянный иконостас XVII века в церковь села Низшая Дубешня Черниговской губернии. Наконец, из непроверенных источников известно, что некоторое время в Кирилловской церкви находилась рака с мощами вмч.Варвары, которую впоследствии передали во Владимирский собор.
Фрески и престолы Кирилловской церкви

 

Особого внимания заслуживают фрески Кирилловской церкви, обнаруженные во время реставрационных работ 1860 г. Рабочие, соскабливая куски старой штукатурки, обнаружили под ней следы изображений, оказавшиеся остатками драгоценных фресок XII века. По решению Комитета Археологического Съезда, состоявшегося в Киеве в 1874 г., 20 июня того же года под наблюдением протоиерея. П.Г. Лебединцева были начаты работы по промывке и расчистке оставшейся фресковой живописи.

 

Однако расчистка эта была произведена не совсем умело, и из-за небрежности рабочих многие изображения оказались настолько поврежденными, что трудно было даже разобрать содержание первоначальных росписей. Тем не менее, обнаруженная фресковая живопись заинтересовала любителей старины и привела к тому, что по ходатайству Общества ревнителей старины в 1880 г. с разрешения императора Александра III реставрационные работы были возобновлены. В течение 1881-1889 гг. стенопись церкви была очищена от следов штукатурки, покрывавшей ее, и возобновлена под руководством профессора А.В.Прахова. Реставрационные работы выполняли преподаватели и учащиеся Рисовальной школы им. Н.И.Мурашко, впоследствии известные художники — И.С.Ижакевич, И.Ф.Селезнев, Х.П.Платонов, Н.К.Пимоненко. Ближайшим сотрудником профессора Прахова был знаменитый М.А.Врубель, написавший для церкви целый ряд новых картин. Кисти Врубеля также принадлежат иконы, написанные им в 1885 г. в Венеции специально для нового мраморного иконостаса Кирилловской церкви. И иконы, и иконостас выполненные по эскизам А.Ф.Прахова, до сегодняшнего дня являются украшением Кирилловского храма. После реставрации храм вновь был освящен 29 мая 1889г.

 

Относительно престолов, существовавших в Кирилловской церкви, имеются весьма сбивчивые данные, однако кое-что известно более-менее достоверно. Так, с 1610 г. по 1887 г. в главной церкви Кирилловского монастыря имелось три престола: один главный и два боковых. Центральный был освящен в честь Святой Троицы, северный предел (находящийся слева от центрального) был освящен в честь Архистратига Михаила, покровителя г. Киева, южный предел (справа) был сооружен в честь святителя Кирилла. В северной части храма также был устроен предел в честь святого апостола Андрея Первозванного (этот престол существовал до 1913 г.).

 

На хорах, соответственно в северной и южной части, предположительно существовали два престола в честь Предтечи Господня Иоанна и мчч. Бориса и Глеба.

 

***

 

В советское время Совет Народных Комиссаров УССР в 1929 г. ввиду большого исторического и культурного значений сохранившихся сооружений объявил территорию бывшего Кирилловского монастыря государственным заповедником. С этого времени Кирилловская церковь для богослужений была закрыта. Монастырские сооружения планировали передать под музей: в колокольне намечалось устроить музей киевского архитектора И.Григоровича-Барского. Однако этим относительно гуманным намерениям было не суждено воплотиться. В 1937г. каменная монастырская стена с великолепными угловыми башнями в стиле украинского барокко была разобрана на кирпич для строительных нужд. От бывших монастырских сооружений сохранились только два дома, да и те много раз перестраивались. Во время ВОВ, по рассказам очевидцев,на территории Кирилловской больницы ставили опыты над военнопленными. Всего на территории больницы за годы войны и немецкой оккупации погибло более 600 человек. В 1941-1942 гг. в Кирилловской церкви было возобновлено совершение Богослужений. Затем в храме размещался склад оптического стекла. 24 августа 1963 г. Совет Министров УССР объявил Кирилловскую церковь XII столетия и башню с монастырской стены XVIII века архитектурными памятниками Украины

 

Дата публикации: 31.12.2004