Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Список статей по автору > Некоторые мысли о церковном единстве как императиве и перспективе

Блог священника Андрея Дудченко

Некоторые мысли о церковном единстве как императиве и перспективе


Сегодня день памяти отцов Первого вселенского собора. За литургией читаются два зачала, в которых звучит тема христианского единства: обращение ап. Павла к Эфесским пресвитерам и часть Первосвященнической молитвы Иисуса Христа из Евангелия от Иоанна. «Соблюди их во имя Твое… чтобы они были едино, как и Мы», — молился Иисус Своему Небесному Отцу. «Я знаю, что по отшествии моем, войдут к вам лютые волки, не щадящие стада, и из вас самих восстанут люди, которые будут говорить превратно, дабы увлечь учеников за собою», — предупреждал Павел епископов-пресвитеров.

Все это читается в день памяти Первого вселенского собора, и преломляется сквозь века до нашего времени. Мы читаем эти тексты и вспоминаем Никейский собор в то время, когда сами вовлечены в бурное обсуждение вопросов будущего нашей Церкви в Украине.

В четвертом веке спорили о божестве Иисуса Христа. Говорили, что нельзя сходить в баню или на базар, чтоб не услышать эти споры: Сын рожден или не рожден, единосущный или подобосущный и пр. От нас это так далеко, что мы давно перестали чувствовать остроту и актуальность тех споров. А собственно, проблема была нешуточной. Те, кто не принимали никейского «единосущия», не обязательно отрицали божество Сына Божия. Многие из них сопротивлялись новаторскому, небиблейскому термину, взятому в богословие из языческой (иной до того просто не было!) философии. Первый Вселенский собор был созван еще не крещеным императором, который хотел, чтоб единство церкви, которой он двенадцатью годами ранее даровал свободу, было залогом единства империи. И не надо думать, что на этом соборе проблему решили раз и навсегда. Собор предложил решение, но чтобы с ним согласилась вся Церковь, потребовался не один десяток лет. В конце концов никейская вера победила, и во многом благодаря дипломатическому таланту св. Василия Великого. Церковь искала способы как принять в общение тех, кого смущала та или иная формулировка, а не как их отсечь под предлогом «неправильности учения».

И сегодня Церковь в Украине оказалась в чем-то перед подобным вызовом. Больше четверти века длится у нас раскол. Для меня лично слово «раскол» есть характеристика не столько той или иной отделившейся церковной организации, сколько состояния нашего украинского православия в целом. Не существует никаких богословских причин и нравственных оправданий для продолжения этого разделения. Причина раскола — исключительно в области политической. Как и в четвертом веке, церковные споры сегодня вынесены на улицу. Мы слышим их с телеэкранов, со страниц в интернете и в социальных сетях, в транспорте и во дворе.

Первый Вселенский собор сформулировал первоначальную версию текста, известного нам как Символ веры. Несколько позже он был дополнен и в таком виде повторяется у нас за каждой литургией. Среди всех отточенных богословских формулировок мы повторяем и исповедание веры в Церковь: «единую, святую, соборную и апостольскую». Но где эта единая Церковь? Можно повторять заученный Символ веры и успокаиваться, но достаточно раскрыть глаза и убедиться, что Церковь у нас явным образом не едина. Мы разделены на православных и католиков, на греко-католиков и разные православные юрисдикции, не признающие друг друга. Но есть ли основания для этого разделения? И если разделение Востока и Запада, «православия» и «католичества» пустило столь глубокие корни, что вернуть единство — задача не из простых, то для начала нам нужно посмотреть на самих себя. А мы, православные, имеем ли основания быть не вместе? Не нужно ли нам приветствовать любую инициативу, которая приведет отделившихся братьев и сестер к единству с вселенским православием? И если автокефалия этому сможет помочь, то я приветствую автокефалию!

«Сия же есть жизнь вечная: да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа», — говорил Иисус в молитве, которую мы слышали сегодня. Знаем ли мы Бога? О да, мы много знаем про Него. Семь вселенских соборов и золотой век патристики оставили нам блестящее наследие. Мы можем повторить точно вызубренные формулы. Да только разве об этом Евангелие? «Механическое повторение сакральных формул — это не вера, а нетребовательность и некритичность, которые унижают верующего», — пишут авторы учебника по философии о Пьере Абеляре. Настоящая вера, поясняет апостол Иаков, это вера, явленная в делах. В делах любви. Можно знать тысячи правильных слов о Боге — и не знать Бога. Ведь знание Бога возможно только через личный опыт встречи с Ним и жизни с Ним. Это та жизнь, что следует путем любви. «По тому узнают, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою», — говорил Иисус.

Еще один важный нюанс в теме единства — различать единство и единообразие. Для того, чтоб быть единой Церковью, вовсе не нужно всем быть во всем одинаковыми. Все мы, люди, созданы различными. Разнообразие присуще всему Божию творению. Каждый из нас в чем-то похож, а в чем-то непохож на других. Разве это не прекрасно? Так и в Церкви — все мы едины в исповедании Бога и веруем в воскресение Сына Его Иисуса Христа, но эту веру каждый выражаем по-своему, в меру таланта, который нам дан. Вспоминаются слова свт. Филарета Дроздова: «Ни одну церковь, исповедующую, что Иисус есть Христос, не дерзну назвать ложной». И я не дерзну вместе со святителем. Пусть Господь Сам изберет Своих из всех народов и примет всех нас в Свое Царство.

Дата публикации: 20.05.2018