Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Мысли > Иудео-христианский диалог: новые возможности

Мысли

Иудео-христианский диалог: новые возможности


Прежде чем приступить к раскрытию темы, необходимо сказать о том, что для Бога нет ни иудаизма, ни христианства, а есть люди. Бог не смотрит на людей сквозь призму религий, но зато люди часто смотрят на Бога именно изнутри своей религиозной традиции, поэтому для людей внутрирелигиозные и межрелигиозные отношения имеют большое значение.

Иудео-христианские отношения и иудео-христианский диалог до ХХ в.

Иудаизм и христианство были едины в личности Иисуса из Назарета. Иисус принадлежал к еврейскому народу и являлся иудеем. Он посещал Храм, синагогу, соблюдал Закон Моисеев… При этом первые христиане, ученики Христовы, находились в некоторой оппозиции по отношению к зелотам, фарисеям, саддукеям… – доминирующим религиозным партиям того времени. Однако разномыслие по важным религиозным вопросам (касающимся исполнения Закона, отношения к государству и Храму как символу единства государства и духовному центру, к выбору исторического пути и проч.) в то время ещё не приводило к окончательному разделению внутри народа Божьего, к отделению христиан от иудеев. У учеников Христовых в Иерусалимском Храме было своё место.

Рубежной датой, по-видимому, можно считать 66-70 гг. Это время Первой Иудейской войны, закончившейся, как известно, разрушением Иерусалима и Храма. По мнению зелотов, христиане, покинувшие Иерусалим перед осадой, стали религиозными отступниками, а ученики Христовы увидели в разрушении Храма исполнение пророчества Иисуса (Мк. 13:2) и указание на то, что именно христианский путь – это путь Божий.

Взаимное отторжение было оформлено с обеих сторон.

С иудейской стороны в г. Явне синедрион около 80 г. н.э. отлучил христиан от синагоги. Знаком раздела стало т.н. девятнадцатое благословение. Оно звучит следующим образом:

И у доносчиков («мальшиним») да не будет надежды, и все вероотступники («миним») и злодеи пусть сгинут в одночасье. Да будут в ближайшем будущем уничтожены все враги Твоего народа. Искорени немедля нечестивое царство, разбей его и сокруши, повергни в прах — вскоре, в наши дни. Благословен Ты, Господь, сокрушающий врагов и повергающий злодеев!

Как представляется, еврей во время произнесения «восемнадцати благословений», центральной соборной молитвы, должен был либо произнести девятнадцатое «благословение»-проклятие отступникам, под которыми, скорее всего, понимались в том числе христиане («ноцрим»), и тогда он оставался бы в синагоге, но отрекался от Христа, либо не произнести, но тогда он отсоединялся от иудейской общины, но оставался бы со Христом.

С христианской стороны разрыв оформился таким образом, что наибольшее влияние в христианстве со временем приобрела т.н. теология замещения – богословская концепция, согласно которой богоизбранным народом вместо ветхозаветного Израиля стала Церковь Христова, Новый Израиль. Видимым признаком отверженности Израиля считался галут – изгнание евреев со Святой Земли. Ещё со времен Вавилонского плена изгнание со Святой Земли воспринималось как наказание Божье.

Далее начались долгие, непростые, часто конфликтные отношения иудеев и христиан. Причем, иудеохристиане постепенно сошли с исторической сцены и точку зрения христиан стали представлять только языкохристиане. А иудаизм, который мы знаем по последующим векам вплоть до ХХ в., это в основном иудаизм фарисейский. Зелоты, саддукеи, ессеи… также перестали существовать.

При этом помимо иудео-христианских отношений происходили и попытки диалога двух традиций. Этот диалог со временем стало возможным представить следующими направлениями.

Вероучительно-догматическое направление

В христианстве в ходе догматических дискуссий были выработаны тринитарный и христологический догматы, предложена христианская сотериология, учение о последних временах, страшном суде, грехопадении и воскресении мертвых. В сжатом виде догматическое богословие представлено в Символе веры:

1. Верую в единого Бога Отца, Вседержителя, Творца неба и земли, всего видимого и невидимого.

2. И в единого Господа Иисуса Христа, Единородного Сына Божия, рожденного от Отца прежде всех веков: Света от Света, Бога истинного от Бога истинного, рожденного, не сотворенного, единосущного Отцу, через Которого всё произошло.

3. Ради нас людей и ради нашего спасения сошедшего с небес, и воплотившегося от Духа Святого и Марии Девы, и ставшего человеком.

4. Распятого же за нас при Понтии Пилате, и страдавшего, и погребенного.

5. И воскресшего в третий день согласно Писаниям.

6. И восшедшего на Небеса, и сидящего по правую сторону Отца.

7. И снова грядущего со славою, чтобы судить живых и мертвых, Его же Царству не будет конца.

8. И в Духа Святого, Господа, дающего жизнь, от Отца исходящего, Которому надлежит поклоняться и Которого славить одинаково с Отцом и Сыном, — говорившего через пророков.

9. В единую святую, соборную и апостольскую Церковь.

10. Признаю одно крещение для прощения грехов.

11. Ожидаю воскресения мертвых,

12. и жизни будущего века. Аминь (истинно так).

Иудаизм, как и был, так и остался религией скорее ортопраксии, чем ортодоксии. При этом под влиянием христианства и философии как некий ответ на вызов времени широкое распространение получили «Тринадцать принципов веры» Маймонида, в которых утверждается строгий монотеизм, бестелесность Бога, истинность писаний пророков, истинность и дарование свыше Торы, благость и справедливость Творца, вера в приход Машиаха (Мессии), «оживление умерших»:

1. Я верю полной верой, что Творец, Чьё имя благословенно, творит и правит всеми творениями, и только Он один создавал, создаёт и будет создавать все существующее.

2. Я верю полной верой, что Творец, Чьё имя благословенно, единственен и нет нигде единственности, подобной Его; и только Он один — наш Бог: был, есть и будет.

3. Я верю полной верой, что Творец, Чьё имя благословенно, бестелесен, и к Нему не относятся свойства материи, и нет у Него никакого образа.

4. Я верю полной верой, что Творец, Чьё имя благословенно, Он первый и Он последний.

5. Я верю полной верой, что Творцу, Чьё имя благословенно, и только Ему надо молиться, и запрещено молиться кому-либо, кроме Него.

6. Я верю полной верой, что всё сказанное пророками — истина.

7. Я верю полной верой, что пророчество Моше, нашего учителя, — да покоится он в мире! — было истинным, и что он — вершина пророков, предшествовавших ему и последовавших за ним.

8. Я верю полной верой, что вся Тора, находящаяся сейчас в наших руках, — это та, что была дана Моше-рабейну — да покоится он в мире.

9. Я верю полной верой, что Тора эта не будет изменена и не будет другой Торы от Творца, Чьё имя благословенно.

10. Я верю полной верой, что Творец, Чьё имя благословенно, знает все дела людей и все их мысли, как сказано: «Создающий все их сердца — понимает все их дела».

11. Я верю полной верой, что Творец, Чьё имя благословенно, воздаёт добром соблюдающим Его заповеди и наказывает нарушающих Его заповеди.

12. Я верю полной верой в приход Машиаха, и, несмотря на то, что он задерживается, я всё же каждый день буду ждать, что он придёт.

13. Я верю полной верой, что будет оживление умерших в то время, когда будет на то воля Творца, Чьё имя благословенно, и память Его вознесётся навсегда и на веки веков.

Ключевое отличие христианского Символа веры от иудейских принципов веры заключается в том, что в принципах веры Мессия ещё не пришёл. Однако и другие отличия существенны. Догматическо-вероучительные противоречия вряд ли разрешимы методом прямого сопоставления. Слишком разные предпосылки и культурно-языковые особенности были положены в основу вероучительных формулировок.

Направление, связанное с толкованием Закона (Торы)

Как уже говорилось, доминирующим изводом иудаизма стал иудаизм фарисейский, т.к. зелоты и саддукеи со временем сошли с исторической сцены. Как следствие возобладал талмудический подход к толкованию Торы, связанный с т.н. теологией выживания.

Суть её заключается в следующем. Поскольку народ находится вне Святой Земли, народу необходимо было как-то выживать, выживание возможно на островках жизни, вокруг которых бурлит море язычников. Поэтому для народа надо сделать ограду. Роль такой ограды и выполняет Талмуд – многотомный свод правовых и религиозно-этических положений иудаизма.

Теология полной жизни могла быть только на Святой Земле. Если произошло изгнание со Святой Земли, значит, произошла и утеря полной жизни.

Практика живой Торы или устной Торы (но не в значении фиксации различных толкований Закона), а в значении продолжающегося откровения уступила место Устной Торе как системе записей, дополняющих Письменную Тору, данную на Синае.

В христианстве отношение к Торе было двояким. С одной стороны, Иисус говорил:

Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить (Мф. 5:17).

Евангелие подчеркивает укорененность Иисуса в библейской традиции и в Законе.

А с другой стороны, христиане довольно скоро стали жить как бы «над Законом». На смену Торе пришли тексты евангелистов и апостольские послания. Канон, каноническое право и святоотеческие толкования Библии заменили Закон и учение еврейских мудрецов. Языкохристиане, которые вскоре стали преобладать в церкви, как правило, не поднимали тему возврата к жизни по Закону Моисееву в полноте.

Таким образом, получились как бы две параллельных реальности: иудеи и христиане жили совершенно независимо друг от друга не только в своём отношении к Иисусу из Назарета, но и в своём отношении к Писанию: и в том, и в другом случае полнота Закона выпадала, и Закон мог быть использован лишь в каких-то частичных проявлениях. Редукция к начетничеству, к «отцеживанию комара» (в иудаизме) и к аллегорическому толкованию Библии (в христианстве) способствовали религиозной неадекватности, отрывающей религию от жизни. И даже попытка последующего протестантского возвращения к букве Писания не привела к тому, чтобы состоялось возвращение к духу Писания, связанному с полнотой даров Духа Святого.

Направление, связанное с этическим прогрессом

Иисус, как предполагают, был близок к кругу учеников рабби Гиллеля. Возможно, поэтому многое в «этике христианства» перекликается с подходом, который можно было бы назвать: от общих принципов к частным применениям. Есть большие заповеди в Законе (любовь к Богу и любовь к ближнему), и есть заповеди, вытекающие из этих двух. В иудейских текстах можно найти места, похожие и на аскетическую «борьбу с помыслами», и на заповедь «не суди», и даже на «любовь к врагам». Вероятно, пренебрежительное отношение к ветхозаветной этике (как к пройденному этапу) со стороны христианства связано с тем, что Ветхий завет изобилует местами, где в полной мере представлена жесткая борьба с идолопоклонством. Предполагалось, что иудейская этика в аспекте жестокости осталась без изменений. Возможно, такое отношение было вызвано вынужденной закрытостью иудейской общины вплоть до ХХ в. Даже людям, изучающим иудаизм, было нелегко получить интересующие их сведения из первоисточника, что же говорить о широких массах… Гуманизм и толерантность, по крайней мере, к членам народа Божьего были вполне присущи иудаизму, особенно послепленному. Однако христиане, увлеченные антииудейской риторикой, об этом, как правило, не догадывались.

Направление, связанное с толкованием мессианских пророчеств

В христианском понимании мессианская тема выражена вполне однозначно: Иисус – Мессия, Христос, через которого все народы призваны войти в народ Божий. Но этим, конечно, мессианская тема не исчерпывается, а только начинается, т.к. сама Церковь обретает статус мессианского народа Божьего, а раскрытие путей Церкви в истории до конца ещё не произошло. Христиане призваны выполнять т.н. великое поручение. Евангелие повествует нам о том, что перед вознесением Иисус собрал учеников и сказал им:

Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь. (Матф. 28:19)

В иудаизме единой мессианской концепции нет. Мессианская тема может быть как сужена, когда в Мессии именно как одной личности концентрируются все чаяния народа, так и расширена, когда под Мессией понимается, по сути, каждый член народа Божьего, как человек, в жизни которого стал действовать Бог. Под мессианством может пониматься как какое-то локальное историческое событие, так и процесс, развернутый во времени и пространстве. Однако в иудео-христианских спорах существенно именно такое понимание, при котором Мессией считается один человек, наделенный особым статусом. И здесь спор становится таким: является ли Иисус из Назарета этим Мессией или нет? В иудаизме Иисус причислен к одному из восемнадцати лжемессий. Согласно доминирующим иудейским мнениям, большинство мессианских пророчеств не исполнилось. Например, пророчество Исайи (Ис. 2:4):

И будет Он судить народы, и обличит многие племена; и перекуют мечи свои на орала, и копья свои — на серпы: не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать.

Понятно, что с приходом в мир Иисуса войны не исчезли, а возможно, даже наоборот участились. Люди совершенствовались в изготовлении оружия. Научно-технический прогресс стал на службу войне. Появилось оружие массового уничтожения… Население планеты Земля заметно увеличилось, но также к ХХ в. увеличилось и число погибших в войнах. Вряд ли можно считать, что наступила и эпоха справедливости. По-прежнему есть притеснения, нужда, социальное расслоение…

Также иудейское понимание мессианства немыслимо одновременно со страданием народа Израиля:

Вот, наступают дни, говорит Господь, и восставлю Давиду Отрасль праведную, и воцарится Царь, и будет поступать мудро, и будет производить суд и правду на земле. Во дни Его Иуда спасется и Израиль будет жить безопасно; и вот имя Его, которым будут называть Его: «Господь оправдание наше!» (Иер. 23:5-6).

История евреев показывает, что это пророчество вряд ли можно считать исполнившимся. Галут, еврейские погромы, антисемитизм… и наконец, кошмар Холокоста – всё это свидетельствует о том, что ни о какой мессианской эре не может быть и речи… Если Израиль страдает, значит, Мессия ещё не пришел…

А теперь посмотрим, что произошло в ХХ в., какие события. И как эти события могут повлиять на иудео-христианские отношения и иудео-христианский диалог.

Продолжение: Иудео-христианский диалог после ХХ в.

Дата публикации: 04.01.2018