Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Мысли > У врат Иерусалима

Мысли

У врат Иерусалима


Земная жизнь Христа близилась к ужасной развязке. Предательство, арест, унижение и поругание, и, наконец, мучительная и позорная смерть на Кресте. Все это произойдет уже совсем скоро, буквально через несколько дней. А сегодня… Сегодня Иисус из Назарета торжественно входит во святой город. Близится к заходу солнце… Близится трагический финал…

Vaioforos

 

И здесь – как последний луч уходящего солнца – сердец паломников касается чувство удивительной радости. Вместе с ними в Иерусалим вступает Иисус из Назарета… «Благословен Грядый во имя Господне!» «Осанна!» Кто первый выкрикнул эти слова? Кто первый назвал вслух Иисуса Мессией? Сейчас это не важно. Люди ждут праздника Пасхи. Они ждут освобождения от власти римлян. И вот, кажется, этот удивительный учитель из Назарета и есть Мессия, который наконец-то принесет свободу Израилю! Вы слышали? Говорят, Он только вчера воскресил Лазаря. Вы слышали? Говорят, Иисус исцеляет больных и обличает в лицемерии церковных святош. Толпа оживлена. Все ждут чуда. Все ждут освобождения. Все ждут, когда в Израиле восстанет новый царь, новый Мессия, который вернет еврейскому народу государственность и свободу…

Радость толпы и печаль в глазах Христа. Крики приветствия и трагическое одиночество Сына Человеческого, грядущего в Иерусалим на верную смерть… Из всех церковных праздников Вход Господень наиболее полифоничен по своему смыслу и эмоциональному звучанию. Радость и печаль здесь равнозначны и звучат единовременно. Из всех праздников церковного года, – пишет митрополит Антоний (Блум), – праздник Входа Господнего в Иерусалим – один из самых трагичных. «Казалось бы – все в нем торжество: Христос вступает в Святой Град; встречают Его ликующие толпы народа, готовые из Него сделать своего политического вождя, ожидающие от Него победы над врагом. Разве здесь есть что-то трагическое? Увы, есть! Потому что все это торжество, все это ликование, все эти надежды построены на недоразумении, на непонимании».

В чем причина этого недоразумения? Почему Христос, Которого сегодня славословит толпа, уже через несколько дней будет вознесен на Крест? Почему окажется там один на один со своей смертью?.. Иисус оказался не нужен еврейскому народу потому, что современники Спасителя ожидали иного Мессию. Внешне сохраняя лояльность Риму, израильтяне на самом деле ненавидели римскую власть как власть языческую. А сам Мессия виделся им, прежде всего, как грозный земной царь. Царь, который сможет «поколебать неправедных правителей» и «очистить Иерусалим от народов, попирающих его гибелью». «Он уничтожит безбожные народы словом уст своих…». «Все народы устрашатся его. Ибо он разрушит навсегда землю словом уст своих». Это строки из Псалмов Соломона – апокрифического ветхозаветного сборника тех времен, где нашли свое отражение народные представления о Мессии.

«Посади нас по правую и левую руку от Себя во славе Твоей», – просят Иисуса ближайшие ученики из Двенадцати. «Освободи Израиль от власти язычников», – просили Спасителя Его современники. Но путь Христа ведет не к престолу царства. Он ведет к Голгофе, где совершится нечто, абсолютно непонятное Израилю: позорная крестная смерть Мессии от рук язычников, под улюлюканье соплеменников.

«Благословен Грядущий во имя Господне!», – кричал народ, когда Господь совершал Свой вход. Этими словами часто приветствовали паломников, которые приходили в иерусалимский храм на большие праздники. Но чтобы до конца понять смысл этих слов, мы должны помнить их происхождение. Эти слова – фрагмент из 117-го Псалма. Фрагмент из Псалма, происхождение которого связано с одним из величайших событий в еврейской истории – победой Иуды Маккавея над сирийским князем Антихоном (167 г. до Р.Х.).

«Благословен Грядый во имя Господне!» Приветствуя Иисуса этими словами, жители Иерусалима свидетельствовали о своей вере в Мессию-победителя. Мессию, который станет таким же блестящим полководцем, как Иуда Маккавей… Интересен смысл и другого слова, которое столь часто звучало в тот день. «Осанна»… Как замечает библеист, «это слово всегда понимают неправильно. Его цитируют и употребляют так, как будто оно значит «хвала», но это еврейское слово означает «спаси!». Это слово несколько раз встречается в Писании Ветхого Завета, где его употребляют люди, ищущие помощи и защиты от царя. Так что в реальности кричавшие «Осанна!» люди не славили Иисуса, как это обычно нами понимается; это был призыв к Богу вмешаться в ход истории и спасти Свой народ, теперь, когда пришел Мессия» (Архим. Иннокентий (Ивлиев). Беседы на Евангелие от Марка).

Совершенные Иисусом чудеса, удивительная «властная» сила Его слов, ясность и бескомпромиссность Его учения… Все это пленяло. Все это обращало на удивительного Учителя из Галилеи внимание и любовь еврейского общества. Но ни Христовым ученикам, ни, тем более, еврейскому обществу не было дано понять и принять парадоксальный путь святости Христа. От Христа ждали восстановления исторической справедливости. От Него ждали политической решительности и военных побед. Но вместо Мессии-победителя в Иерусалим входит Мессия Страждущий. Вместо Мессии-земного царя в Иерусалим грядет «Царь праведный и спрасающий, кроткий» (Зах. 9, 9).

«Осанна! Спаси!» – взывают иудеи к Богу, чтобы Он сейчас же властно вмешался в ход их национальной истории. Но насколько странен этот призыв!
Призывая Бога, люди желают, чтобы Он действовал в соответствии с их представлениями и желаниями. Они хотят, чтобы Бог не только вмешался в их жизнь, но сделал это согласно их «инструкциям», так, как они это хотят видеть… У нас может возникнуть мысль, будто современники Христа были абсолютно равнодушны к истине. Нам может показаться, что если бы мы с вами жили в Палестине в то время, то наше сердце смогло бы вместить слова и поступки Христа. Но не будем столь самоуверенны. Современники Христа, надо думать, были даже более религиозны, чем мы. Но они так и не смогли преодолеть «религиозные стереотипы» того времени. Христос пришел восстановить единство между небом и землей, восстановить единство между Божеством и человечеством. Но израильский народ того времени не мог мыслить в столь масштабных категориях. Пределом их дерзновения была идея всемирного господства Израиля. И, устилая дорогу Христа своими одеждами, народ надеялся, что приветствует мессианского царя. Приветствует царя и «сына Давидова», который, наконец-то, не просто освободит Израиль от римлян но и обеспечит ему мировое господство. Израиль хотел не просто свободы, Израиль хотел власти.

Мог ли не разочаровать Иисус этих людей? На Кресте было распято не только Тело Христа. На нем была распята надежда большинства тех, кто надеялся на Него как на мессианского царя… Но поставим себя на место этих людей. Смогли бы мы принять Мессию Страждущим? Сохранили бы мы верность Христу в ночь греха, когда Его предал апостол Петр? Нашли ли бы мы с вами мужество следовать за Христом на Голгофу?..

Не будем утруждать свой ум, пытаясь вообразить себя в Палестине времен Христа. Попробуем иным образом ответить на эти вопросы. Давайте честно определим: чего именно каждый из нас и все мы вместе ждем от Христа и Его Церкви сегодня?..

Современники и даже ученики Христа ждали, что Он вмешается в политическую жизнь и вернет Израилю древнюю славу. А чего ждем от Христа мы с вами? Чего ищем мы в Его Церкви? Ищем ли мы возможность нести вместе со Христом Униженным Его Крест? Ищем ли мы в Церкви возможности умаления? Пытаемся ли обрести себя в служении другим? Или, обращаясь к Церкви, мы ищем в ней источник силы и власти? Или Христос и Его Церковь нужны нам в качестве инструмента для построения и освящения каких-то других вещей? Например, нации или государства…

«Осанна!» – восклицаем мы. Мы просим Бога: вмешайся в нашу жизнь, прииди и спаси ны! Но готовы ли мы к тому, что Бог может нарушить наши «религиозные стереотипы»? Готовы ли мы предоставить Богу свободу вмешаться в нашу жизнь по Его собственному «сценарию»? Не слишком ли привязано наше сердце к вещам земным?

Наряду с Грецией современная Россия – одна из наиболее известных православных стран мира. В советское время Церковь здесь была искусственно отделена от реальной жизни общества. Но после падения коммунизма (и, особенно, за последние 14 лет) Русская Церковь значительно расширила свое влияние на общество и материальную базу. Перед ней открылись двери государственных учреждений и бизнес-центров, университетов и школ, телевидения и газет…

Вместе с новым статусом, однако, Церковь получила от мирской власти и немало повинностей. Одной из них стала повинность идеологическая. Противостояние с Западом требует четкой антизападной идеологии. И православие (в его нынешнем идеологическом изводе) оказалось здесь как нельзя кстати. Церковь стала одним из главных субъектов создания новой «русской идеологии». В речах политических лидеров и церковных иерархов стали все чаще появляться слова-маркеры: «христианская цивилизация», «русский мир», «цивилизационный выбор» и тому подобное.

Рано или поздно подобная идеологизация жизни должна была привести к тупику культурного и политического изоляционизма. Драматизм ситуации вскрыл российско-украинский конфликт. Конфликт, рассматриваемый сегодня многими там именно как идеологический, связанный с «цивилизационным выбором». И вот недавние социологические опросы свидетельствуют о новой крайне опасной тенденции российского общества: реабилитации сталинизма. 45% наших братьев оправдывают преступления Сталина, а 57% не считают его преступником, – огласила на днях газета «Ведомости» данные соцопроса «Левада-центра». Вдумаемся в эти страшные цифры: 57% россиян не считают преступником человека, который уничтожил десятки миллионов советских граждан…

Как такое стало возможным в современном цивилизованном обществе, где столь влиятельна Православная Церковь? Увы, самое печальное, самое трагичное во всем этом – это поддержка реабилитации сталинизма в церковных кругах. «Реабилитация Сталина идет на глазах, – пишет настоятель московского храма во имя Троицы Живоначальной отец Сергий Правдолюбов. – Эта ситуация настолько страшная, тупиковая, перечеркивающая всю русскую историю, все русское стремление к справедливости и нормальной жизни!» Но голос отца Сергия в современной Церкви, увы, тонет в море других. Тонет в море голосов, для которых имя Сталина ассоциируется с величием их государственности. Идеал «православной государственности», древний языческий идеал государственного величия, увы, оказывается сегодня для церковного сознания во многом ближе, понятнее и актуальнее, чем идеал евангельский…

Христианство не отвергает патриотизм. Но удивительно, что из столетия в столетия патриотическая мифология постоянно балансирует на грани ниспадения в язычество. Из века в век человечество пытается переиначить Евангелие и приспособить Христа для своих земных нужд. Из века в век мы кричим Христу «Осанна!», а затем, когда приходит ночь расправы, – предаем Его, отрекаемся от Его духа, пытаемся истолковать Его слова и поступки так, будто Его делом было освящение человеческой цивилизации…

Чужды ли нам эти проблемы? Можем ли мы сказать, что наше собственное, украинское, церковное и общественное сознание всегда хранит верность Евангелию? Увы, проблема «поганизации» христианства – это не только проблема современной России. Увы, и мы, украинцы, часто хотим видеть во Христе земного царя. Увы, и мы, украинцы, иногда пытаемся превратить Церковь в «институт национальной памяти». Увы, и мы иногда поддаемся соблазну сделать из Христа «знамя национальной революции» или «основу национальной государственности»…

«Осанна!» – кричим мы Христу. – «Войди в Свой святой город! Освяти его Своим присутствием, Своим престолом, Своей властью»… Господь слышит нас, и в Его глазах стоят слезы. Христос видит, что мы снова хотим провозгласить Его земным царем, и Его душу вновь объемлет печаль… Христос взирает на наши сердца – и не находит там подлинной евангельской веры. Христос видит нашу жизнь – и не находит в ней простоты и решимости, не находит в ней подлинного порыва, подлинной святости и даже самой ее жажды… «Чего вы хотите от Меня?, – вправе спросить нас Христос. – Что вам дороже: Рим или Иерусалим? Земная власть или близость к Богу? Величественные земные дворцы или тесная Сионская горница? Богатство мира сего или Моя нищета?»

Сегодня – Вербное воскресение, и следующая неделя будет для каждого из нас неделей выбора. Участвуя в богослужениях Страстной Седмицы, каждый из нас будет стоять перед известным выбором. Открыв в эти святые дни свое сердце Христу Униженному, мы сможем последовать с Ним на Голгофу. Нам будет там страшно и больно. Но, разделив со Христом сумрак боли, мы позже войдем и в невечерний день Его Пасхи… Есть, правда, и другая возможность. Слова Евангелия могут звучать вне нас, скользить мимо нашего сознания. А церковная молитва и пост могут превратиться для нас в формальность, в некую «повинность»… Прокричав «Осанна!», мы можем затем пойти своим, отдельным от Христа путем. Спрятаться от Христа в своих домах и заботах. Шум этого мира может заглушить в нас тихое Присутствие Бога. Мы можем забыть Христа. Забыть нашу встречу со Спасителем мира в преддверии врат Иерусалима. Увы, если мы изберем этот путь, то он может привести нас туда, где мы окажемся в одиночестве, один на один со своей смертью и болью…

Господи Иисусе! Не дай же нам забыть Твое Лицо. Не дай нам предать Твою любовь. Не дай нам оказаться вне стен Твоего Небесного Царствия.

Христос посреди нас! И есть, и будет!

5 апреля 2015 г.

Дата публикации: 04.04.2015