Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Видео > Бог не основывал империй

Видео

Бог не основывал империй


Проповедь митрополита Александра (Драбинко) на четвертое воскресенье Великого поста.

В сегодняшнем Евангельском чтении (Мф. 20:1-16) содержится притча Спасителя о работниках в винограднике. В ней Господь уподобляет Царство небесное винограднику, хозяин которого утром вышел нанимать работников. Первым нанятым работникам хозяин обещает плату в один динарий: сумму, которая в то время была обычной платой поденщику или римскому воину. Затем хозяин еще трижды выходит на «торжище» и нанимает там новых работников — в 9 часов утра, в полдень и 5 часов пополудни. Рабочий день длился тогда до шести вечера, и, таким образом, кто-то из нанятых проработал целый день с раннего утра, а кто-то — всего час. Однако, по приказу хозяина, его управитель расплачивается со всеми одинаково. И те, кто проработал 12 часов, и те, кто проработал всего один час, получают равную плату — один динарий.

Более того, по приказу хозяина виноградника, расчет производится «провокационным» образом. Логика подсказывает, что в первую очередь рассчитаться должны были с нанятыми с раннего утра. Однако хозяин повелевает, чтобы управитель вначале расплатился с теми, кто был нанят позже. «Позови работников и отдай им плату, начав с последних до первых» — приказывает хозяин управителю. И, естественно, этот необычный шаг вызывает недоумение и ропот у тех, кто работал больше всех, но получил ту же плату последним.

«Пришедшие же первыми думали, что они получат больше, но получили и они по динарию; и, получив, стали роптать на хозяина дома и говорили: эти последние работали один час, и ты сравнял их с нами, перенёсшими тягость дня и зной. Он же в ответ сказал одному из них: друг! я не обижаю тебя; не за динарий ли ты договорился со мною? возьми своё и пойди; я же хочу дать этому последнему [то же], что и тебе; разве я не властен в своём делать, что хочу? или глаз твой завистлив от того, что я добр? Так будут последние первыми, и первые последними, ибо много званых, а мало избранных» (Мф. 20:10-16).

Природа человеческой психики такова, что нам трудно делать что-либо безвозмездно, не надеясь на справедливое вознаграждение. Не исключение и наше религиозное чувство. Увы, и здесь мы требуем от Бога некой — установленной нами самими — справедливости. Сделав что-то «для Бога» мы желаем тотчас получить вознаграждение. Более того, часто мы сами устанавливаем что и сколько «стоит» в наших отношениях с Богом… Вот эту «наемническую» религиозную психологию и обличает сегодняшняя притча Христа. Господь в ней призывает отказаться от наших ограниченных представлениях о Божественной справедливости и доверить свою судьбу Божиему милосердию.

Важным для уяснения смысла притчи является и контекст, в котором она была произнесена. Притча о работниках в винограднике находится в Евангелии от Матфея между двумя небольшими историями. И в каждой из них — речь идет о воздаянии. В первой из этих историй евангелист рассказывает о диалоге между апостолом Петром и Спасителем. «Вот, мы оставили всё и последовали за Тобою; что же будет нам?» ¬— спрашивает Спасителя апостол Петр (Мф. 19,27). Ответ Христа свидетельствует, что каждая жертва будет вознаграждена мнокократно. «Всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, — говорит Христос — получит во сто крат и наследует жизнь вечную» (стих 29).

История, которая помещена евангелистом Матфеем сразу же после нашей притчи, рассказывает о странной и неуместной просьбе сынов Заведеевых — апостолов Иакова и Иоанна. «Вот, мы восходим в Иерусалим, — обращается Спаситель к ученикам, — и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть; и предадут Его язычникам на поругание и биение и распятие; и в третий день воскреснет» (Мф. 20:17-19). Услышав эти слова, ученики как будто должны были проникнуться сочувствием к Своему Учителю, Который должен претерпеть все эти скорби. Но проигнорировав страшное пророчество Своего Учителя, Иаков и Иоанн просят Его о власти в будущем Царстве. «Тогда, — пишет евангелист Матфей, — приступила к Нему мать сыновей Зеведеевых с сыновьями своими, кланяясь и чего-то прося у Него. Он сказал ей: чего ты хочешь? Она говорит Ему: скажи, чтобы сии два сына мои сели у Тебя один по правую сторону, а другой по левую в Царстве Твоем» (стихи 20-21).

Считая себя народом, который был прежде всех других народов призван к спасению Богом, евреи свыклись с мыслью о своем превосходстве над остальными людьми. Именно против этого духовного заблуждения и направлена притча Спасителя, где засвидетельствованы универсальность Божией любви и спасения. «Вот, мы оставили всё и последовали за Тобою; что же будет нам?» Так обращались к Богу люди на протяжении всей истории спасения. «Что будет нам?» — вопрошали Бога целые народы, считавшие, что они потрудились Бога с «раннего утра» истории. А что же Господь? Его ответ всегда ставил в тупик тех, кто полагал, что уже «заслужил» особое место в Божием плане спасения. «Так будут последние первыми, и первые последними, ибо много званых, а мало избранных» (Мф. 20:16).

«Мы трудимся Тебе с самого «раннего утра» истории» — говорили и говорят сегодня Богу народы, чья история тесно переплетена с историей спасения. «Мы — особый народ, наше место в истории — особенное, а, следовательно, мы имеем исключительные права на Бога и Его Царство». Увы, подобная «законническая» логика была присуща не только ветхозаветному Израилю. Также думали в свое время и византийцы. Так трактовали и трактуют свою роль в истории и представители средневековой Московии и творцы современного «русского мира».

Что побуждает современное сознание северного брата и соседа столь радоваться аннексии Крыма? Зачем их историки на протяжении многих столетий доказывают, что Киев — это «древняя российская земля»? Геополитическая логика здесь соседствует с логикой религиозного законничества. Святыни Херсонеса и Киева нужны русскому сознанию, чтобы доказать, что Россия была «нанята» Богом для работы в Его винограднике еще в начале христианской истории…

Не стоило бы, конечно, акцентировать на этом внимание, если бы ради подобных идей сегодня не убивали и не умирали. На Востоке Украины, что уже и не скрывается, воюют немало так называемых российских «добровольцев». И многие из них идут на войну не ради денег, а ради идеи — идеи «великой России», частью которой должна стать и древняя земля Украины-Руси. «Россия невозможна без Украины, — говорят они. — Без Украины, без древнего Киева Россия как будто превращается в государство без исторических корней, без своей истории». Но зачем России политическое «обладание» землей Киевской Руси? Разве нельзя любить Киев и его древнюю культуру «на расстоянии»? Разве «киевские гены» и так не присутствуют в теле русской культуре?.. Увы, имперское чувство не считается с логикой. Забыв слова Спасителя о «первых» и «последних», имперское сознание стремится только к одному: доказать свое право на историческое и культурное превосходство, доказать свое право на господство…

Сложно человеку жить по Божиим заповедям. Но еще страшнее — жить без Бога, без надежды, без упования. И вот, движимое страхом смерти и небытия, человеческое сознание порождает религиозный суррогат — религиозное «законничество». «Я заслужил… Мы — заслужили… Мы избанны…» Казалось бы, этих слов вообще не должно быть в языке христианства, которое провозгласило конец эры Закона. Однако испорченная грехом психология человека требует от Бога не Завета, а юридических гарантий. Бог, Который хочет спасения человека — подменяется Богом, который обязан спасти. Бог, Который спасает по любви — уступает место Богу, спасающему по обязанности. Богу, который награждает человека спасением подобно хозяину, который награждает своего работника деньгами.

«Будут последние первыми, и первые последними, ибо много званых, а мало избранных». Эти слова — приговор для религиозного «законничества». Бог не нарушает Своего обещания: пришедшие с раннего утра получают плату, за которую и нанимались. Но выплатив «последним» столько же, сколько получили «первые» — Бог разрушает саму основу «законнической» религии. Бог показывает, что Его поступки не должны соответствовать человеческим представлениям о справедливости… Бог поступает, так сказать, «несправедливо». Его благость одинаково одаривает и тех, кто работал всего один час, и тех, кто перенёс «тягость дня и зной».

И в этом — крайне важное сообщение Бога всем временам и народам… Господь предупреждает нас, что в Его глазах нет «особенных» народов, нет народов, которые бы за свое ключевое участие в истории — получали бы от него вечные преференции. Спаситель предвидит, что законничество и психология религиозного наемничества некогда проникнут в Его Церковь. И притча о работниках в винограднике на все века свидетельствует: верность Божиему делу (даже если мы исполняем это дело по совести) не дает нам особенных «прав». Бог не разделял народы на «великие» и «малые». Бог не основывал империй. Бог не благословляет религиозных войн за историческое первородство… Все это делалось и делается сегодня людьми и только попускается Богом за наши грехи.

Вернемся же к евангельской простоте и забудем о придуманных людьми теориях «исторического первородства». Вспомним, что Бог христиан — это не мертвый идол истории. Бог христиан — это не земной хан, который раздает ярлыки на господство в истории. Бог христианского Откровения — это живая Личность, Которая открывается в истории как любящий Отец. Бог христиан — это Бог, Который любит «последних» как «первых». Бог, Который одаривает работников последнего часа так же щедро, как и тех, кто перенес «тягость и зной» земной истории.

Откроем же свое сердце этому непознаваемому в Своей благости Богу любви. Забудем слово «справедливость» и водворим на его место любовь. Не будем более уповать на исторические «заслуги» народов и вспомним, что все, что мы принимаем от Бога — это не плата, а ДАР. Зададимся вопросом — насколько бескорыстна наша любовь к Христу? Не ищем ли мы в Нем источник власти?.. Не ропщем ли на Него вместе с работниками первого часа? Не считаем ли себя или свой народ «первыми» и не полагаем ли, что мы достойны большего дара, чем получат «последние»?..

Господи, Иисусе Христе! Благослови народы Твои миром. Даруй нам зрети собственные прегрешения. Останови гнев и ненависть, движимые в нашем сердце на наших братьев. Освободи наше сердце и ум от искушения власти. Помоги каждому из нас почувствовать себя последним и недостойным Твоего величественного дара любви.

Христос, податель мира и любви, посреди нас!
И есть, и будет.

Дата публикации: 22.03.2015