Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Мысли > Система или Церковь? Мысли в начале Великого поста

Мысли

Система или Церковь? Мысли в начале Великого поста


Вот, стою у двери и стучу:
если кто услышит голос Мой
и отворит дверь, войду к нему.
Откр. 3:20

Период Великого Поста — всегда путешествие. Вот и сейчас стоит у дверей нашего дома и сердца Друг Христос (Ин. 15:15), приглашающий отправиться вместе на прогулку. Во многом именно от нас самих зависит то, какой станет эта прогулка: насколько желанна и долгожданна эта встреча, в каком настроении выйдем из дома, что возьмём с собой, как распорядимся временем, о чём захотим говорить с Ним – будет ли это наш монолог (что очень часто случается в общении) или захотим и сумеем услышать Собеседника и разглядеть мир вокруг…

Как при любой беседе, для того, чтобы получилась именно беседа, диалог, а не обмен монологами, или и вовсе любование собой, необходима элементарная открытость, что в свою очередь предполагает, во-первых, способность принимать мнения и факты неудобные для себя, и делать это без желания «победить» или «подавать» собеседника. А, во-вторых, желание и способность исправить собственные заблуждения и ошибки – то самое покаяние. Очень жаль, что покаяние, просьба о прощении и само прощение превратились в мир слов, лишённых смысла. Вот уж действительно, «страшні слова, коли вони мовчать…» Но, увы, слова часто лишаются смысла вообще, когда за дело берётся система — некий бездушный механизм, запросто переступающий через человека и жертвующий ради самого себя людьми-винтиками… разумеется, «во имя великих целей». А таковыми может быть объявлено всё, что угодно – от имиджа этой самой системы и лиц её олицетворяющих до чего-то совершенно абстрактного. Главное – обессмыслить слова…

«Даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего» — это слова прекрасной великопостной молитвы св. Ефрема Сирина, читаемой во время Великого поста почти каждый день. Но стоит взяться за дело церковной системе, и тотчас же смысл слов подменяется на противоположный: сделать всё, чтобы не увидеть прегрешений своих, и найти повод осудить брата своего, который, конечно же, никакой не брат, а «раскольник», «предатель» или иной какой «либерал»… И вот уже верованием в собственную непогрешимость система церковная утверждается.

А между тем, Господь напоминает: «Верный в малом и во многом верен, а не верный в малом неверен и во многом» (Лк 16:10). Если перенести этот принцип на церковную систему, то получится, что обессмысливание слов «наверху» лицами, олицетворяющими систему, повлечёт за собой такое же обессмысливание и внизу, среди простых верующих. Например, кто-нибудь слышал признание собственных конкретных ошибок со стороны нашего епископата? Кто-нибудь слышал, чтобы архиерей признал свою неправоту или собственную же неправду в конкретной ситуации или действии, или оценке того или иного явления и за то, что ввёл своими в действиями или словами кого-то в заблуждение? Тем более, попросил за это прощение? И направил свои усилия на то, чтобы эту неправду исправить? Не абстрактно «за всё», а за вполне конкретные ошибки? Мне таковые случи неизвестны, к сожалению, и если они существуют, то явно в виде исключений. Более того, всякого, кто посмеет нарушить принцип непогрешимости системы и – о ужас!! – осмелится попросить прощения, тем более от имени епархии или церкви, система тотчас же объявит предателем, «не устоявшим в истине», и постарается от такого избавиться.

Таким образом, «истина» представляется в системе, как, с одной стороны, осознание собственной непогрешимости и всеправоты, причём собственной на всех уровнях — личной, прихода, юрисдикции… С другой, «стояние в истине» утверждается в системе как способность забыть и отречься от Богом данных талантов – видеть, слышать, чувствовать, причём желательно не просто отречься, а растоптать их. И вот уже Церковь Христова постепенно и незаметно подменяется мрачной партией, описанной Оруэллом в «1984», основанной на двоемыслии, подразумевающем «способность одновременно держаться двух противоречащих друг другу убеждений. Ключевое слово здесь – белочёрный, обладающее двумя противоположными значениями. В применении к оппоненту оно означает привычку бесстыдно утверждать, что чёрное — это белое, вопреки очевидным фактам. В применении к члену партии — благонамеренную готовность назвать чёрное белым, если того требует партийная дисциплина. Но не только назвать: ещё и верить, что чёрное — это белое; больше того: знать, что чёрное — это белое, и забыть, что когда-то ты думал иначе. Для этого требуется непрерывная переделка прошлого, которую позволяет осуществлять система мышления».

Потому нет ничего удивительного, что, люди, включая архиереев, ещё вчера проклинающие «безблагодатный Карловацкий раскол — РПЦЗ» на следующий день утверждают, что «никогда не сомневались в благодатности братьев из РПЦЗ». Не стоит удивляться и тому, что высокопоставленные церковные лица, воспевающие патриотический подвиг Церкви в 1941-45, призвавшей к защите Отечества, инициировавшей и оплатившей создание танковой колонны, и призвавшей другие народы к помощи в т.ч. военной… эти же церковные лица аналогичные действия наших дней клеймят, как «проявление глубокого религиозного кризиса и неверия»… Истинный верующий системы, как истинный партиец, всегда знает «как надо правильно думать» и в какую сторону менять свои воспоминания… Система может быть какая угодно – церковная, корпоративная, государственная – результат всегда одинаков: обессмысливание слов…

Необходимо помнить, что христианство – религия Слово-центричная: «И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины» (Ин. 1:1-14), тогда легко обнаружить, что мир подмен, в котором слово лишается смысла, есть не что иное, как христианство наоборот, т.е. анти-христианство. И пророчески звучит диалог из «Трёх разговоров» Соловьёва, написанный более ста лет назад: «Несомненно, что антихристианство будет не простое неверие, или отрицание христианства, или материализм и тому подобное, а это будет религиозное самозванство, когда имя Христово присвоят себе такие силы в человечестве, которые на деле и по существу чужды и прямо враждебны Христу и Духу Его. Ну конечно, дьявол не был бы и дьяволом, если бы в открытую играл!»

И как актуально звучит сейчас определение архиепископа Иоанна (Шаховского): «Церковь — это, прежде всего, — не система». Дай Бог, чтобы каждому из нас всегда хватало мудрости распознать подмену и не стать элементом системы, но быть в Церкви Христовой, быть со Христом.

А быть со Христом означает среди прочего откликнуться на Его призыв «Пусть так же светит свет ваш среди людей» (Мф. 5:16), стать светом миру. И это, как мне кажется, прекрасный индикатор того, где сами-то мы находимся: со Христом или в системе. Ведь стать светом можно лишь от общения с Ним; мрачная система может породить лишь мрак вокруг. «Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма?» (Мф. 6:23) – будто к сегодняшним христиЯнам, верующим системы обращается Спаситель, взирая на мрачные лица, лишённые улыбок, в которых вытравлен любой даже намёк на радость. Что ж, «если же око твое будет худо, то всё тело твое будет темно» – это как раз то, что можно часто наблюдать. Тенденция видеть вокруг, и тем более в других, зло, врагов, изменников, злоумышляющих шпионов и разврат обязательно омрачает лицо человека…

И лишь улыбку вызывает панический страх системы утратить монополию (мнимую, разумеется), и её рассуждения о свете Христовом, который система воспринимает будто советский товар, который отпускается по талонам в специализированных обкомовских магазинах. Страх упустить, страх отпустить на свободу, страх отдать просто так… Система боится, что свет, выйдя наружу, иссякнет внутри… Страх – вообще одна из особенностей системы, потому что она не умеет любить, она умеет бояться сама и сеять страх вокруг. Система боится любви, потому что «в любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх» (1Ин. 4:18). Именно поэтому система постоянно уподобляется Великому Инквизитору Достоевского, постоянно желая прогнать Христа, как привыкла изгонять смысл из произносимых слов: «Зачем же Ты пришел нам мешать? Ибо Ты пришел нам мешать и сам это знаешь. Но знаешь ли, что будет завтра? Я осужу и сожгу Тебя на костре, как злейшего из еретиков, и тот самый народ, который сегодня целовал Твои ноги, завтра же, по одному моему мановению бросится подгребать к Твоему костру угли, знаешь Ты это?»… И так происходит отнюдь не в фильмах или литературных произведениях, но в епархиях и приходах, семинариях и простых школах… всюду, где выбирают систему вместо Христа и утверждается собственная непогрешимость, а правде предпочитают фальшь. Что ж, этот выбор — что выбрать и Кому или чему проявить верность — постоянно стоит перед каждым из нас. Отец Александр Шмеман однажды высказал замечательную мысль: «Иногда мне думается, что каждый человек призван сказать или сделать что-то одно, может быть, даже и маленькое – но подлинное и то, что только он призван сказать или сделать. Но жизнь так устроена, что его вмешивают во все , и тогда он теряет себя и свое и не исполняет своего призвания. Он должен все время делать вид, что он действительно все понимает, все может и обо всем имеет что сказать. И все становится поддельным, фальшивым, показным». Человек становится частью системы…

Будем помнить, что каждый из нас призван быть светом, что в сущности означает просто не законопатить свет Христов, изначально имеющийся, предпочесть Христа и правду Его системе, какой бы величественной и непогрешимой она ни казалась; не отринуть данных Богом талантов, но воплощать их и преумножать, видеть и чувствовать. В конце концов, суметь не пожертвовать своей свободой во имя системы, положив её к чьим-то ногам, но устоять в свободе, которую даровал нам Христос (Гал. 5:1), сохранить и преумножить эту свободу во Христе, в правде, не предать правду и остаться настоящим!

Пусть же для каждого из нас Великий пост станет долгожданным путешествием с Другом Христом, которого мы предпочтём чему бы то ни было. Пусть хватит мудрости видеть добро и им вдохновляться. И хватит сил и желания быть светом миру, освещая мир вокруг нас. И пусть каждый день этого великопостного путешествия умножает правду, сокрушая ложь и зло на своём пути, и утверждая мир в сердцах и на нашей земле.

Понедельник Великого поста,
Мадрид, Испания,
23 февраля 2015

Дата публикации: 25.02.2015