Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Мысли > «Встань и живи!» Проповедь в Неделю 23 по Пятидесятнице

Мысли

«Встань и живи!» Проповедь в Неделю 23 по Пятидесятнице


Христос посреди нас! И есть, и будет!

Христос рядом. Христос среди нас. Он знает обстоятельства нашей жизни. Он знает мысли и чувства нашего сердца. Христос любит всех нас и готов отдать Свою благодать и силу каждому из нас, кто окажется готов эту божественную силу принять.

Евангелие, которое, согласно церковному уставу, читается в храме сегодня, — рассказывает о чудесном воскрешении дочки Иаира в земле Гадаринской. Прибыв сюда, Спаситель уже совершил чудо исцеления бесноватого. И вот, узнав из молвы об этом удивительном пророке, ко Христу приходит начальник местной синагоги. «И вот, — пишет евангелист Лука, — пришел человек, именем Иаир, который был начальником синагоги; и, пав к ногам Иисуса, просил Его войти к нему в дом, потому что у него была одна дочь, лет двенадцати, и та была при смерти» (8, 41-42).

Христос отправляется в дом к Иаиру. Но по дороге его задерживает больная женщина, которая получает исцеление от одного прикосновения к краю одежды Христа. А тем временем уже прибыл гонец из дома начальника синагоги. «Дочь твоя умерла, не утруждай Учителя…» Несколько минут назад сердце Иаира билось от радости. Иаир радовался, что Христос идет в его дом, а следовательно, еще жива надежда на исцеление дочери. И вот в один миг рушатся все его надежды, рушится весь его мир…

И почему всё в мире так несправедливо? — думает Иаир. Вот на его глазах получила исцеление от своей болезни взрослая женщина. И в это же самое время — умерла его двенадцатилетняя дочь…

Спаситель замечает, что Иаира охватила тоска и ужас, и Он обращается к нему со словом надежды: «не бойся, только веруй, и спасена будет». Они приходят к дому Иаира, но Господь позволяет войти с собой только родителям и ближайшим ученикам. А далее в жизнь, в ее обычное течение — властно врывается Божественная любовь. У ложа умершей уже начался традиционный скорбный ритуал. Родители девочки разрывают на себе одежды и плачут.

— Не плачьте, она не умерла, но спит!

Спит? Но разве мы не видим, Учитель, что она не дышит? Разве не ощущаем мы холода ее рук? Разве не знаем, что ее уже успела похитить до твоего прихода смерть? Ах, почему же ты столь наивен, Учитель… «И смеялись над Ним, зная, что она умерла. Он же, выслав всех вон и взяв ее за руку, возгласил: девица! встань. И возвратился дух ее; она тотчас встала, и Он велел дать ей есть» (53-55).

Оставим дом Иаира и перенесемся в нашу жизнь и наше время. «Эта страна не имеет шанса». «Этот народ обречен». «В этой ситуации ничего уже не сделаешь…» «Этого человека уже не спасти…» Как же часто мы произносим или слышим подобные слова. Как часто путаем «сон» и «смерть». Как часто не верим словам Бога: «Не бойся, только веруй».

Высказывая суждение о том, что кто-то «безнадежен» или «умер», мы обычно вначале как бы «умерщвляем» Бога, лишая Его возможности вносить в нашу жизнь нечто неожиданное, непредсказуемое.

Бог — это универсальный закон вселенной, говорили древние. Бог — это личность, утверждаем мы, христиане. Однако, называя Бога личностью на словах, мы часто не готовы к тому, чтобы Бог действовал как личность в нашей жизни.

Бог, понимаемый как закон, — требует от нас подчинения закону. А Бог, понимаемый как личность, — требует чего-то большего. Он требует личностного отношения. Требует, чтобы наша личность не только подчинилась некой системе ценностей, но вступила с Богом в личные отношения.

Чего же мы боимся? Что нас останавливает?

Как мы знаем из Писания, Бог-личность может потребовать от нас не лояльности, не соблюдения неких «правил игры», а всепобеждающей верности.

Выйди из своего города, — потребовал Бог от Аврама. Принеси в жертву своего единственного сына, — услышал он позже. Покинь Египет, — повелел Бог Моисею и народу Израиля… Ты станешь Матерью Богочеловека — сказал Бог Пресвятой Деве, — но Твой Сын умрет на Кресте, словно разбойник…

Мы боимся личных отношений с Богом, поскольку помним, к какой величайшей ответственности, к какой боли, к какому немыслимому испытанию они могут нас привести. Но когда с нами происходит беда, то мы понимаем, что нас может спасти не Закон, а сила личной любви.

Начальник синагоги Иаир, вероятно, помнил, что благочестивые иудеи считали Христа странным и подозрительным в религиозном отношении человеком. Но когда его двенадцатилетняя дочь лежала при смерти, он забывает все условности и просит Христа «войти в его дом» и спасти его ребенка.

Две тысячи лет назад беда пришла в дом Иаира. А сегодня беда пришла в наш дом, в нашу страну. Война — это страшное испытание… Никто из нас полгода тому назад не мог и помыслить, что нашей стране выпадет жребий войны. Что угодно, но не война, — думалось нам. Так же, вероятно, до смертельной болезни своей дочери думал и Иаир. Он мог предположить, что угодно, но не смертельную угрозу для своего ребенка.

Болезнь дочки изменила Иаира. И испытание войной должно изменить Украину. Мы уже во многом поменялись. Украинцы — индивидуалисты по своей ментальности. И нам порой было весьма сложно преодолеть свой индивидуализм, чтобы ответить на внешнюю опасность. Война и угроза потери свободы сплотила нас, сделала нас патриотами своей страны, сплотила и сделала из нас единую политическую нацию.

Но солидарность и патриотизм — это еще не все, чего от нас ждет Бог. Посылая испытания, небо ждет от нас не только того, чтобы с нами произошли политические метаморфозы. Оно ждет, что наше сердце откроется Богу. Небо ждет от нас личного дерзновения, ждет того, что мы найдем в себе мужество и силы услышать Божие Слово и ответить на него.

Господь ждет от нас доверия. Ждет, чтобы мы вручили свою судьбу в Его руки.

Украина не вторглась на чужую территорию. И наш народ не стремится завоевать чужую землю. Мы лишь защищаем свою страну и свой дом. А если это так, то наше сопротивление морально оправдано. «Церковь Православная — писал Блаженнейший Митрополит Владимир, — не может не благословлять самозащиту и даже защиту подвергшейся нападению стороны. В таком случае вынужденная война становится справедливой войной и средством для восстановления поруганных прав, а участие в ней открывает широкие возможности к приложению заповеди: “Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих” (Ин. 15,13).

«В чем же тогда смысл ниспосланного нам сегодня испытания?», — позволю я себе вновь повторить наш главный вопрос. Попуская нам пройти через испытание войной, Господь надеется, что наш народ не допустит в свое сердце зла и ненависти.

Мы отстаиваем свободу. А, следовательно, не должны быть рабами греха. Мы боремся за свой суверенитет и целостность своей страны. Но не меньшей ценностью, чем суверенитет страны и целостность ее территории — является суверенитет нашего сердца и целостность нашей жизни. Мы осуждаем политический сепаратизм. Но делая это, не будем забывать и о духовном смысле происходящего. Ведь первым «сепаратистом» был диавол, который по своей гордыне отпал от Бога и попытался утвердить свое альтернативное Богу царство.

Как же нам противостоять искушению? Как сохранить верность Богу в столь сложной исторической ситуации? Если мы и вынуждены защищать свою страну с оружием в руках, то мы должны делать это как христиане. Защищать свою страну из любви к своим близким и соотечественникам, а не из ненависти к агрессору.

Встречаясь с насилием и смертью, человеческое сердце ожесточается… Но мы не можем позволить, чтобы в наше сердце, в наш дух — проникли озлобленность, желание мести, желание ответить злом на зло.

Война – это одно из самых страшных испытаний. Но как бы ни было тяжело испытание, мы знаем, что с Божией помощью можем его понести. Нашей стране и нашей жизни сегодня угрожает смертельная опасность. Но нам не преодолеть этой “смертной болезни” без Божьего вмешательства. Без вмешательство всесильной Божией любви.

Войди в мой дом — попросил Спасителя Иаир. Войди в наше общество, войди в нашу страну, войди в наши сердца — просим мы сегодня Христа…

«Все плохо». «Мы слишком слабы». «Наша экономика при смерти». Подобные «аргументы» не могут повлиять на человека, который по-настоящему доверяет Богу.

Все в руках Божиих — отвечаем мы всем, кто спешит «похоронить» нашу экономику и государственность. Все в руках Божиих — ответим мы тем, кто сомневается в боевом духе и силе нашей армии. Вспомним историю… «Тем, кто хочет войны, — писал Митрополит Владимир, — полезно помнить, чем кончились грозные завоевания Тамерлана, Александра Македонского, римлян, Наполеона; а всего ближе к нам финал нацистского предприятия овладеть всем миром».

Приобретая политическое и военное влияние в мире, древние и современные правители забывали о Боге, отворачивались от Него, уповали на одни только свои силы. И результат таких предприятий всегда был одинаков. Бог, Который, казалось бы, стоял в стороне от человеческой истории, внезапно вмешивался в Нее, вознося смиренных и уничижая гордых.

«Не мстите за себя, возлюбленные, — пишет апостол Павел, — но дайте место гневу Божию. Ибо написано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь» (Рим, 12,19). Из этих слов не следует, что христианин не имеет права защищать свое земное Отечество. Но из них следует, что мы не имеем право ненавидеть, гневаться, мстить, а, главное, присваивать себе принадлежащее лишь одному Богу право окончательного суда. «На войне, владыко, нет места особому гуманизму», — сказал мне недавно один человек, знающий, о чем говорит. Это правда. Технологический прогресс, увы, сделал нынешние войны намного бесчеловечнее, чем в древности. Ведь убивают уже не мечем, глядя противнику в глаза. Убивают и калечат сегодня при помощи установки «Град»…

Но как бы неэтично не вел себя неприятель, это не дает нам морального права на аналогичные поступки. «Око за око. Зуб за зуб». Или «современным» языком — «мародерство за мародерство, изнасилование за изнасилование». Возможно, такая реакция и ожидаема с точки зрения логики и психологии войны. Но не война нам мать. Не война нам отец. Наш отец — Отец Небесный. А наша любящая мать — святая Церковь, которая учит нас любви и милосердию.

Легкомысленные земные правители надеются на силу оружия. А наша надежда — на Бога и Его помощь. Мы знаем: Бог поругаем не бываем. И молим Бога, чтобы Он был рядом с нами, посреди нас, был одним из нас…
«Девица, встань!» — повелел Христос дочке Иаира. Над Ним смеялись. Но, по слову Спасителя, к умершей вернулась сила жизни и она воскресла. «Встань!» — обращается сегодня к нашей стране Христос. «Встань!» — обращается Господь к нашему народу. «Встань!» — говорит Он каждому из нас.

Поверим же Богу и отбросим страх. Вслушаемся же в животворящее Божие слово. Сохраним же и в это страшное время чистоту сердца. Очистим свою душу покаянием и призовем в нее Святое Божие Присутствие. Облачимся в правду и препояшем свои руки силою духа.

Христос-Победитель смерти посреди нас!

И есть, и будет!

Дата публикации: 16.11.2014