Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Мысли > Тайна свободы. Проповедь в неделю 20 по Пятидесятнице

Мысли

Тайна свободы. Проповедь в неделю 20 по Пятидесятнице


Христос посреди нас! И есть, и будет!
Дорогие братья и сестры во Христе!

26 октября — выборы в Верховную Раду Украины. В этот же день Православная Церковь отмечает память Святых Отцов Седьмого Вселенского Собора. И это — весьма символично. Ведь богословие Седьмого Вселенского Собора связано не только с идеей Воплощения, но и с особым видением достоинства и творческого призвания человека.

Человек создан свободным. Создан свободным по образу и по подобию Божьему. А значит, утверждаясь, или «стоя» в свободе, по слову апостола Павла, — мы становимся живыми иконами Бога, Которому изначально присуща абсолютная свобода.

Именно благодаря своей свободе человек занимает уникальное место в универсуме. Однако, со свободой, а точнее, с искушением от нее отречься, — связан один из самых больших соблазнов в истории человечества.

«О, если бы мы умерли от руки Господней в земле Египетской, когда мы сидели у котлов с мясом, когда мы ели хлеб досыта …» — сетует община Израиля в пустыне (Исх, 16:3). Однако отказ от свободы не всегда связан с желанием комфортной и сытой жизни. Свобода угнетает человека еще и необходимостью выбирать — и нести ответственность за свой выбор.

Люди не имеют права на свободу, потому что они «бессильны, порочны, ничтожны и бунтовщики», — утверждает Великий Инквизитор. Однако, правду сказать: разве представление этого персонажа Достоевского не похоже на наше собственное? Разве нас самих не «отягощает» Божий дар свободы?

«За какую партию голосовать?», «На ком жениться?», «Какие книги читать и фильмы смотреть?» — многие священники смущаются, когда слышат такие вопросы. Но есть и пастыри, злоупотребляющие доверием церковных людей и безапелляционно навязывающие верным свои личные, культурные или политические, а нередко и религиозно-политические предпочтения. Впрочем, самое опасное не то, что в нашей Церкви есть определенное количество священников-«младостарцев», которые не уважают свободу других. Наиболее опасным является то, что, как правило, такие священники наиболее востребованы, наиболее популярны.

Мы боимся и избегаем свободы и ответственности. И этому есть вполне очевидное историческое объяснение. Коммунистическая идея пала, но в постсоветском обществе до сих пор царит большевистская ментальность. Человек коммунистических времен привык перекладывать ответственность за свою жизнь на коллектив. А конкретнее — на «партию и советское правительство». Ностальгия по прошлому обратила внимание многих бывших «советских людей» к Православной Церкви. Однако многие из них, особенно в России, ошибочно восприняли Церковь как инструмент в идеологическом противостоянии с западным «обществом потребления». В результате возник проект превращения Церкви в структуру, роль которой в постсоветском обществе будет аналогичной роли бывшей КПСС. «Бог действительно создал человека свободным, — считают идеологи такого проекта. — Но, поскольку Он доверил дело нашего спасения Церкви, то личность должна, так сказать, передоверить свою свободу церковному коллективу, сложить ее у ног церковной иерархии». На первый взгляд, такая позиция выглядит похожей на христианскую. Но на самом деле, она является не только проявлением инфантилизма, но и противоречит христианскому пониманию свободы.

Подытоживая христианское Предание, известный профессор Московской Духовной Академии Алексей Ильич Осипов выделяет три уровня человеческой свободы: метафизическую (способность личности выбирать); внешнюю (социальную); и духовную (свободу человека от греха).

«Первый из этих уровней свободы, — пишет Осипов, — я бы назвал метафизическим пониманием свободы. Речь здесь идет о свободе воли человека как образа Божия, о свободе, характеризующейся нашей способностью выбора, способностью внутреннего выбора между добром и злом».

Второй уровень свободы — уровень внешний, социальный. А свобода здесь связана с возможностью реализации личности в мире, в частности, в общественной жизни.

Наконец, есть и третий уровень свободы — духовный. Это — власть и свобода человека над собственными страстями. Когда апостол Павел говорит: «где Дух Господень, там свобода» (2 Кор. 3:17), то он имеет в виду, прежде всего, это — духовное — измерение свободы. Человек находится в рабстве, пока им владеют страсти, и обретает свободу, побеждая грех.

Итак, человек, во-первых, имеет врожденную способность выбирать; во-вторых, реализует эту способность в социальной жизни; а в-третьих, призван к воплощению идеала свободы в своей внутренней жизни, где постижения свободы происходит через освобождение от греховных страстей.

Отдавая свой голос за ту или иную партию, того или иного кандидата, мы реализуем свои социальные права. И, конечно, этот — политический — выбор автоматически не помогает нам постичь высший, духовный уровень свободы. Участвуя в выборах, мы можем оставаться рабами собственных страстей. Более того, в нашей жизни часто случается так, что именно участие в политике омрачает наше сердце этими страстями.

Однако опасности свободы не оправдывают неволю. И когда монаху осознанно подобает уклоняться от политической жизни, то верные Церкви не должны уклоняться от ответственности за жизнь общества. Да, действительно, свобода от греха, безусловно, выше социальных прав человека. Да, действительно, современная цивилизация базируется на социальном понимании свободы и не до конца понимает истинные — религиозные, христианские — ценности свободы. Но это никак не оправдывает тиранию и несвободу.

Ценность свободы – ценность именно христианская. Стоит напомнить, пишет протопресвитер Александр Шмеман, что понятие свободы не знали великие цивилизации древности. «Античная Греция, например, под свободой понимала политическую независимость города от другого города, народа от других народов, но прекрасно уживалась с рабством. Древний Рим создал образцовую систему права, но стоило горстке людей отбросить божественность императора, как их бросили в ров на растерзание львам и распяли на крестах».

Таким образом, Великий Инквизитор по-своему прав, когда говорит, что его идея несвободы опирается на традицию древней мудрости человечества. Но он умудрился «не заметить» Христа и Его новое учение о свободе человека.

Бог мог бы, так сказать, «запрограммировать» человечество к добру. Бог мог создать человека таким, чтобы он не имел самой возможности впасть в грех. Но Творец создал человека по собственному образу, как собственную икону, то есть свободным. А когда человек потерял в себе образ Божий и свободу от греха, Бог обновил наш образ воплощением Первообраза — воплощением Божественного Слова и Сына.

Свобода — это Божий дар, и стоять в ней непросто, потому что это требует усилий воли и духа. Украинское общество сдает сегодня исторический экзамен на способность жить в свободе. Перед нашей страной стоят чрезвычайные по своей сложности исторические задачи. Мы должны защитить территориальную целостность и суверенитет собственного государства и осуществить политические и экономические реформы, которые помогут нам войти в европейское сообщество. Впрочем, наша недавняя история показала, что Бог не хочет, чтобы наш выбор свободы был несвободным и неосознанным. Хотя в руках бывшего главы нашего Государства были сосредоточены чрезвычайно эффективные инструменты влияния, тирану так и не удалось подписать исторический документ об ассоциации с Европейским Союзом. Почему это произошло? Что заставило Януковича отказаться от подписания этого чрезвычайно выгодного для его будущего документа? Эти вопросы сегодня чаще всего задают журналисты и политологи, однако, непонятное для сознания политического, вполне очевидно и понятно для сознания религиозного. Подписать Ассоциацию ему помешало Божье желание видеть выбор нашего народа свободным и осознанным.

Аннексия Крыма, война на Востоке… К сожалению, на пути к свободе нам все же не удалось избежать тяжелых исторических испытаний. Однако сегодня, когда мы все объединились, чтобы дать отпор агрессору, — в нашей стране, наконец, появились социальные реалии, о которых мы мечтали на протяжении многих лет: настоящая политическая нация и настоящее гражданское общество.

«Человек является загадкой вселенной, и, возможно, самой большой загадкой», — писал в свое время философ Николай Бердяев, который считал, что «тайна человека» заключается в Божьем даре свободы. Что же означает тогда отречься собственной свободы и ответственности, с ней связанной? Отрекаясь свободы, мы теряем свою уникальность, и перестаем быть живыми иконами Божьей свободы. Отрекаясь свободы, мы теряем свое достоинство и превращаемся из создателей истории в объект дьявольских манипуляций. Ведь не Бог, а именно дьявол стремится отобрать у нас свободу и богоподобие. Не Бог, а именно дьявол желает видеть человека утратившим красоту и достоинство Божьего образа.

«За кого голосовать?» — спрашивают немало верных у своих приходских священников. «Голосуйте за свою свободу», — ответил я недавно, не указывая на персоналии, на аналогичный вопрос своей матери. Каждому человеку свойственна свобода выбора, когда она делает свой выбор на основе собственной свободы и ответственности.

Мы не идеальны, и нам свойственно ошибаться. А значит, мы можем отдать свой голос не за лучших … Но это будет наш выбор и наш собственный опыт общественной жизни. Коррупция, безответственность, нарушение этических норм … Все это стало чуть ли не обязательным элементом современной украинской политики. Но Революция Достоинства и кровавая трагедия на Востоке показали нам и другое измерение общественно-политической жизни Украины: благотворительность, солидарность, сочувствие, милосердие, патриотизм.

Правые и левые. Богатые и бедные. Украинские и русские, и еще более 100 национальностей: все они чада Христовой Церкви, и все они — дети нашей общей матери-Украины. Но перед каждым из нас сегодня стоит величественная задача — сохранить свою собственную свободу и защитить суверенитет и свободу нашего общего государства.

Будем же идти вперед, но не оглядываться назад. Не ищите величия во внешнем. Не тужите по величию империи, которой Бог попустил пасть. Будем беречь свое достоинство и помнить: Бог призвал нас к бытию, чтобы мы были живыми иконами Его свободы.

Выбираем свободу для себя и своего народа, но не забываем о настоящем, — духовном, — измерении этого понятия. Бережем свои политические права и свободы, но помним, что пот слову евангелиста Любви Иоанна, «сделать нас свободными» может только «познание истины», то есть жизнь во Христе Иисусе.

Христос посреди нас! И есть, и будет!

Дата публикации: 25.10.2014