Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Мысли > К воскресному Евангелию: как трудно богатому войти в Царство Божие

Мысли

К воскресному Евангелию: как трудно богатому войти в Царство Божие


Лк., 91 зач., XVIII, 18-27 (Недели 30-й)

Во имя Отца, и Сына, Святого Духа!

Говорят, что когда один из друзей попросил у Александра Македонского денег на приданое для дочери. Царь велел выдать ему пятьдесят талантов золота. Пораженный таким количеством денег, счастливец воскликнул:

— Было бы довольно и десяти талантов!

— Тебе довольно взять,— ответил Александр,— но мне не довольно дать.

В этой притче раскрывается образ наших отношений с Богом. Правда лишь отчасти, потому что в нашем случае речь идет не способности отличить сто рублей от ста долларов. Это как раз многие могут. А о различении маловажного и насущного, то есть соответствующего нашей сути, и здесь человеку неизменно не хватает силы зрения. Но Богу не довольно дать маловажного, и выходит так, как нам о том свидетельствуют бессмертные поэтические строки:

Все, что мы побеждаем, — малость.
Нас унижает наш успех.
Необычайность, небывалость
Зовет борцов совсем не тех…

Эта униженность от невежества. А невежество это, как ни странно, возникает от богатства, или, точнее от того, что человек своим богатством считает. То есть от мнения о себе как имеющем нечто такое, что ценится среди людей. И, конечно, речь идет здесь не только, и даже не столько об обладании какими-то материальными ценностями. Богатство здесь это, прежде всего, некое умение делать что-либо лучше других. И спектр этих умений охватывает все мыслимые человеческие занятия и устремления от умения выйти в открытый космос до разведения аквариумных рыбок, от способности осуществлять принцип власти до дегустации вина, от долгих путешествий в одиночестве до умения обратить на себя внимание того, кто представляет для тебя интерес. Свое место в этом ряду, безусловно, занимает и художественная одаренность. Одним словом, речь идет о талантах, и, как вы видите, совпадение с названием меры серебра или золота здесь отнюдь не случайно.

Талант в самом широком смысле и является истинным богатством человека. Человек стремится к обладанию им, к его реализации, то есть к появлению в проживании своего ощущения жизни качества, которое можно было бы назвать: мнение о себе как об умеющем нечто. Эта общая для всех устремленность является причиной и движущей силой того, что люди называют прогрессом. Однако, наряду с этим, как ни странно, она может оказаться и основанием человеческого невежества. И, пожалуй, лучшее и наиболее ясное свидетельство о подобном явлении оставил нам Сократ. Как вы помните, в поисках поистине мудрого человека он общался с людьми разного рода занятий, государственными мужами, поэтами и ремесленниками. Поиски его успехом не увенчались. И вот, как он сам описывает причину этого: «…В самом деле, они знали то, чего я не знал, и этим были мудрее меня. Но мне показалось, что все они грешили одним тем же: оттого, что они хорошо владели своим искусством, каждый считал себя самым мудрым также и относительно прочего, самого важного, и эта ошибка заслоняла собою ту мудрость, какая у них была».

От мнения о себе как об умеющем что-то частное и как о мудром в этом частном у человека возникает иллюзия некой всеохватной силы и мудрости. Именно это, по сути, и лишает человека мудрости и силы как таковых, поскольку они как раз и заключаются в признании за собой неспособности к всеохватности и неумения постичь самое важное. Именно поэтому в Евангелии мы неоднократно слышим о том, что «трудно имеющему богатство войти Царство Божие», а блаженными Христос называет «нищих духом». Но что же в нашем контексте является для человека «самым важным»? Очевидно то, что отличает его от всего остального творения, от всего, что существует в мире. Отличие же это в частности заключается в том, что человеку дано заступать в небытие. И от этой данности нам нельзя отказаться.

И вот, можно предположить, что при осознании этой данности для человека возможны три способа прожить отведенный ему срок. Первый — это, стараясь забыть неизбежное, продолжать самоутверждаться как умеешь и в том, что умеешь. Это путь раба. Второй способ — это мужественное предстояние пред лицом пронзительно зияющей, абсолютной бессмысленности существования. Это путь героя, который, впрочем, может принести немало зла и страданий окружающим его людям. Ибо ничего не стоит внимания, ничего нет, кроме меня и моего бессмысленного становления. И, наконец, третий способ открывается во Христе, и это — путь любви. И начинается он с любви, а лучше сказать, с подвига любви к тому, что у человека есть. Есть же у него жизнь, которой он одарен. Здесь важно понять, что есть у нас не жизнь вообще, жизнь мира, других людей, а именно наша одна жизнь. Наша жизнь и ее проживание. В том смысле как она у нас есть, больше у нас ничего и нет. И нечего об этом всеобщем и думать, это только от сути отвлекает, и, потому, вредит. Однако беда в том, что эта данная нам жизнь — страшный урод, и ее нельзя любить. Ее лик отвратителен. Он ужасно, до неузнаваемости изуродован смертью. И вот, из любви к Богу, даровавшему ему эту жизнь, христианин призван совершить подвиг любви к ней. Вы помните сказку «Аленький цветочек?» Там описано нечто подобное. Необходим непритворный, ничем не скованный поцелуй любви. Необходимо согласие сделать эту жизнь вместе с ее неизгладимым уродством частью себя. Необходимо приятие и единение…

В результате этого, как известно, открывается красота. В нашей истории это красота самой человеческой жизни. Открывается возможность так или иначе отвечать любовью на все происходящее вокруг. И, как следствие, понимать это происходящее. Потому что любовь, кроме всего прочего, и есть та самая всеохватная мудрость. Но самое главное: в результате акта любви с несущей смерть жизнью это самое уродство смерти разрушается. Такой способ заступания в небытие несет в него жизнь и, тем самым, как вы понимаете, уничтожает его. В этом суть сошествия Христа во ад. В этом же суть жизни христианина в мире — в мире, который, при осознании неизбежности небытия, оказывается преддверием этого ада. Но именно в этом и заключается суть христианского выражения «любовь разрушает ад».

В человеческом существовании решительно не хватает смысла как некого животворящего начала. Поэтому жизнь зачастую воспринимается человеком как вечная неудовлетворенность. Жизнь как дефицит жизни. Это не иллюзия. Это вполне реальная точка старта. Но для того, чтобы всю жизнь не ходить возле нее по кругу, необходима способность не довольствоваться второсортным. Может, именно эту мудрость искал Сократ? По всей видимости, да. Но, так это или иначе, сегодняшнее Евангелие, как мне представляется, говорит нам именно об этом.

Аминь.

Дата публикации: 14.12.2012