Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Книжная полка > Введение в богословие Максима Исповедника — монография диакона Андрея Глущенко

Книжная полка

Введение в богословие Максима Исповедника — монография диакона Андрея Глущенко


Спустя десятилетие после защиты кандидатской диссертации диакона Андрея Глущенко его работа издана в виде монографии Издательским отделом Украинской Православной Церкви. Название «Значение антропологии преподобного Максима Исповедника для современной православной апологетики» кажется слишком узким, на деле же книга представляет собой отличное введение в сложную богословскую систему одного из самых знаменитых византийских отцов Церкви.

Глущенко А. Значение антропологии преподобного Максима Исповедника для современной апологетики. Обложка книги

Библиографические данные: Глущенко Андрей, диак. Значение антропологии преподобного Максима Исповедника для современной православной апологетики. К.: Изд. отдел УПЦ, 2013. 296 с. ISBN 978-966-2371-21-5.

Название работы действительно может смутить читателя. Однако выбор темы (а название монографии совпадает с темой кандидатской работы автор) был обусловлен желанием автора защищаться на кафедре Основного богословия и апологетики, а не Патрологии. Почему так — опустим, оставив право соискателю самому определять для себя выбор. Для нас же важно, что по сути работа является введением в онтологически-категориальную систему одного из самых сложных византийских отцов Церкви, в его антропологию, учение о грехопадении и аскетическое богословие. Вопросы значения этих богословских взглядов для апологетики, что интересно, действительно, лишь небольшому кругу читателей, составляют совсем небольшую часть книги.

Почему диак. А. Глущенко обратился к наследию именно преподобного Максима Исповедника? Сам он поясняет это тем, что прп. Максиму принадлежит одно из центральных мест в истории святоотеческой мысли, поскольку его богословие синтезировало лучшие достижения всей предшествующей теологии. Преподобный Максим, пишет автор, не стремился создать детально разработанный учебник богословия — вместо этого он строит свою оригинальную и вместе с тем глубоко традиционную систему, в которую органично вплетает все наиболее существенное из учения великих Каппадокийцев, свт. Кирилла Александрийского, псевдо-Дионисия и других отцов.

В богословской системе прп. Максима одно из центральных мест отводится человеку. Он — центр мироздания, одновременно «микрокосм» и «посредник», ради которого и создан мир. Отрицание важности человеческой личности автор монографии называет настоящей ересью о человеке — ересью, не провозглашенной доктринально, но давно уже выдвинутой самой жизнью. «Фактическим строением вещей провозглашена и открыто бытом, государственными идеологиями и всецелым мировоззрением современности исповедуется ересь о человеке как обезличенном рабе государства, класса и нации. Это уже не заблуждение в богословии, а ересь самой жизни, при которой всё самое ценное в человеке должно подчиниться коллективу», — цитирует автор проф. архимандрита Киприана (Керна), написавшего эти слова весной 1945 года. Сегодня, отмечает автор, слова архим. Киприана не потеряли актуальность, напротив, спустя полвека мы видим, что «преступление против человечности» может принимать и более утонченные формы.

В первой части работы автор предлагает онтологически-категориальное введение в богословскую систему прп. Максима. Преподобный любил развивать свою мысль в рамках «триад», то есть трехчастных схем. Автор рассматривает несколько триад Максима в области онтологии (учения о бытии): возникновение-движение-покой, начало-середина-конец, сущность-сила-энергия; а также категориальную пару сущность-ипостась. Автор отмечает, что история христологических споров показала недостаточность тех определений сущности и ипостаси, которые были в свое время даны отцами-каппадокийцами.

Далее автор переходит к изложению общих взглядов прп. Максима на человека — на его состав из тела и души, на структуру самой души (точнее, на ее «силы»: ум, разум, гнев, похоть, жизнь), на соотношение образа и подобия Божия в человеке, на идею человека как «микрокосма», которая раскрывается в функции «посредничества». В своем восхождении к Богу, согласно прп. Максиму, человек должен последовательно преодолеть пять разделений. Автор перечисляет их в обратном порядке, то есть «сверху вниз», в таком виде:

1. Между Богом и миром, то есть между Природой нетварной и сотворенным.
2. В самой тварной природе — между умопостигаемым и чувственным.
3. В природе чувственной — между небесами и землей.
4. В пределах земли — между раем и «вселенной».
5. В самом человеке — между «мужским» и «женским».

Затем автор рассказывает читателю об основых идеях прп. Максима касательно грехопадения человека и аскезы как способа освобождения от порабощения греху. Задачей аскетического делания, отмечает автор, является не подавление страстных сил души, но их подчинение уму и таким образом преображение. Так, желательная сила души («похоть») с помощью ума может быть направляема не к похоти, но к «томительному влечению к взыскуемым благам», а сила яростная («гнев»), когда направлена на самый грех, может служить для поддержания любви к Богу.

В заключительной части работы автор рассматривает учение преподобного Максима о вере. Вера — это начало духовного возрождения человека и вместе с тем благодатный дар Божий. Переход от неверия к вере, отмечает прп. Максим, происходит только «по добровольному изволению и выбору [каждого]» — благодать Божия не насилует человека. Далее, вера — не статична, она рассматривается прп. Максимом как динамическая заданность, которая нуждается в дальнейшем осуществлении, актуализации со стороны человека. Вера осуществляется через деятельную христианскую жизнь — «праксис», высшей целью которого является божественная любовь. Подлинная любовь к Богу не подается одновременно с верой в начале христианского пути, но является плодом «праксиса» как деятельного осуществления веры в добродетелях. На этом пути христианину совершенно необходимо исполнение Божиих заповедей.

Напоследок стоит отметить, что работа написана автором чрезвычайно добросовестно, все переводы святоотеческих цитат выверены по оригиналу (по электронной публикации библиотеки святоотеческих текстов на древнегреческом языке TLG), то же самое касается цитат из трудов современных богословов — исследователей творчества прп. Максима. Тираж книги ограничен — всего одна тысяча экземпляров.

Google

Дата публикации: 25.12.2013