Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Книжная полка > Величественный вход Эдит Хамфри

Книжная полка

Величественный вход Эдит Хамфри


В украинском издательстве «Коллоквиум» готовится к печати перевод книги «Великий вход» (в оригинале букв. «Величественный вход» — Grand Entrance) Эдит Хамфри, профессора Нового Завета Питтсбургской богословской семинарии и православной христианки. Появление этой книги на русском языке заслуживает внимания. Прежде всего — потому, что дает возможность нашим, отечественным православным, католикам и в особенности протестантам посмотреть на сильные и слабые стороны собственной традиции глазами внешнего, но не равнодушного исследователя. Humphrey_GrandEntrance Мне посчастливилось прочитать перевод до издания книги. Эдит Хамфри пишет о поклонении Богу как главном событии нашего литургического служения. Собственно, «поклонением» (worship) называется в английском языке богослужение вообще. Разумеется, никто не оспаривает центральность Евхаристии для традиционных литургических церквей. Однако та же Евхаристия, вечеря Господня, или преломление хлеба — как бы мы ни называли это событие — совершается в контексте поклонения Богу и Спасителю. Термин «поклонение», вероятно, будет ближе и понятнее верующим из числа протестантов. Православные и католики употребляют это слово, как правило, в более узком смысле. Однако та реальность, которую автор обозначает как «поклонение», в большей степени присуща как раз церквам более литургическим, сохраняющим традиционный стиль богослужения. Что же такое «поклонение»? Это состояние, или процесс, когда собранные как церковь христиане совместно, едиными устами и единым сердцем, прославляют Бога, воспевая Его славу, благодаря Его за все дела, которые Он совершил ради нас. Совершать богослужение как поклонение — основное предназначение церкви. Хамри описывает это так:

«Поклоняться — значит откликнуться на Божий призыв, все больше и больше постигать, каков Бог, отчетливей слышать, что Он говорит, быть благодарными за Его деяния, и войти в состояние более тесного общения с Ним, разделяя Его заботу о мире. Восторгаться Его чудесами, благоговеть и смирятся пред славой Бога, находящегося среди нас, и желать, чтобы это никогда не прекратилось».

Автор часто употребляет словосочетание «вход в поклонение», говоря об участии христиан в богослужении:

«Нельзя рассматривать богослужение только в контексте его актуальности, прекрасного музыкального или художественного оформления. Богослужение – это вход. Вход в нечто, что существует независимо от нас. Поклонение − это вход в действо, в сообщество, в действительность, превосходящую наше понимание. Во время богослужения мы приобщаемся, вернее, нас приобщают к чему-то вселенскому (даже сверхвселенскому!) и вневременному. Это нечто, в которое мы входим, принадлежит только Богу, открывающему для нас врата».

Вспоминается православная стихира «В храме славы Твоея стояще, на небеси стояти мним…» и легендарный рассказ о послах князя Владимира, «испытующих веры» и описывающих свои впечатления от богослужения в Софии Константинопольской: «Не знаем мы, на небе были или на земле, ибо на земле нельзя видеть такого зрелища и такой красоты; не умеем вам рассказать, только знаем, что там Бог пребывает с людьми и что служба их превосходит службу всех других стран; мы не можем забыть такой красоты». Настоящее богослужение — это опытное переживание царства Божия, «пришедшего в силе», вхождение в ту реальность «восьмого дня», которую мы ожидаем, но которая уже дарована церкви во Христе. Бог вездесущ, но именно на богослужении мы совместно, как народ Его, переживаем Его присутствие — в хвале, благодарении, прославлении и покаянии. Эдит Хамфри начинает исследование с описание библейских принципов поклонения. Внимание сосредотачивается не на индивидуальном почитании Бога, но на коллективном, или, лучше сказать, соборном поклонении народа Божия. Автор обращается к Псалмам, книгам пророка Исаии, Деяний апостольских, Посланию к Евреям и книге Откровения. В этих библейских книгах Хамфри находит свидетельства о поклонении как о величественном входе, который стал возможен благодаря призывающему нас Господу. Анализ библейских текстов начинается с видения пророка Исаии (Ис., гл.6). Рассказ о том, как Бог «приглашает войти в Его присутствие, чтобы мы могли научиться покаянию, а Он откликнулся бы на наше несовершенство», автор считает одним из важных текстов в апостольской проповеди. Поклонение Богу автор прослеживает с первых строк Библии, где говорится о жизни человека в Эдемском саду. Изгнание из рая и ангелы с огненными мечами, охраняющие ворота в Эдем — «суровая благодать», спасающая согрешивших людей от смертельного переживания Божия присутствия во всей полноте. Изгнанные из рая люди продолжают поклоняться Творцу. Богослужение часто совершается на тех местах, которые были определены Господом через особые видения или промыслительные события. После исхода Израиля из Египта Бог Сам выбирает символ Своего присутствия среди Своего народа — Ковчег Завета: сначала в переносном храме-скинии, а затем в Храме Иерусалимском. Скиния и Храм не «приручают» Бога, но показывают, что «подножие ног» Божьих находится посреди народа, верующего в Него и поклоняющегося Ему. Поклонение — самый естественный отклик на явление славы Господней, пишет Хамфри. Переходя к новозаветным текстам, автор обращает внимание на преображение материального мира при откровении Божественной славы. То, что наблюдали и переживали трое апостолов на горе Преображения, — это вхождение в славу Господню. Преображается все, что соприкасается с Иисусом. Сами ученики станут носителями Его славы. Отблеск этой славы был присущ и Моисею, спустившемуся с горы Завета, так что он был вынужден покрывать лицо свое. Но та слава была непостоянна, в отличие от славы, открывшейся во Христе. Автор цитирует апостола Павла, сравнивающего два Завета:

Имея такую надежду, мы действуем с великим дерзновением, а не так, как Моисей, который полагал покрывало на лице свое, чтобы сыны Израилевы не взирали на конец преходящего. Но умы их ослеплены: ибо то же самое покрывало доныне остается неснятым при чтении Ветхого Завета, потому что оно снимается Христом… Мы же все открытым лицем, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа… (2 Кор. 3:12-14, 18).

Народ Нового Завета не только поклоняется Богу через прославление и покаяние, но и вступает в общение с Ним через приобщение Телу Христову. Для ранней церкви были в равной степени важны служение слова и «преломление хлеба». Совместная евхаристическая трапеза христиан — общение с Богом и друг с другом, с апостолами как первыми проповедниками спасения. Христианский «вход в поклонение» связан с вхождением в «общение апостолов». Сегодня мы, христиане, на наших богослужениях поклоняемся Богу посреди большого сообщества верующих, которое восходит своими корнями к апостолам. Автор подчеркивает необходимость преемственности «религиозного прошлого» для христианской общины. Вслед за Новым Заветом Эдит Хамфри обращается к традиционным литургическим тестам — сначала Восточной, а затем Западной церкви. Анализу подвергаются молитвы из Дидахи, анафора Аддая и Мари, литургии ап. Иакова, свтт. Иоанна Златоуста и Василия Великого. Структуре Божественной литургии присуща определенная «цикличность», которую автор видит в повторяющихся молитвословиях, рефренах и движении по кругу во время малого и великого входов — по кругу, но в то же время вперед. Все это, считает автор, отражает сложную реальность человеческого существования, которое имеет начало и конец в земных рамках, но одновременно принадлежит вечности. Многочисленные входы и выходы, малопонятные (особенно для стороннего наблюдателя) распевы и раздельные, хотя и связанные между собой молитвы священника и прихожан, присущие восточным литургиям, символизируют вход в нечто большее – «не каждому обязательно точно знать о том, что происходит». Обращаясь к западным литургическим свидетельствам, автор анализирует тексты сщмч. Климента Римского, мч. Иустина Философа (в описании которого порядок христианских собраний в Риме поразительным образом соответствует порядку всех более поздних христианских литургий, как западных, так и восточных), «Апостольского предания» Ипполита, галликанских и древних британских чинов, Тридентской мессы. Вслед за обзором истории Хамфри переходит к описанию современных способов поклонения в разных христианских общинах. Эту часть книги читать наиболее легко, так как здесь автор описывает личный опыт посещения богослужений в нескольких североамериканских приходах: католическом, православном, англиканском, пресвитерианском, «Армии спасения» и «Появляющейся церкви», а также протестантского и католического приходов в Китае. Вызывает удивление, что география исследования автора ограничена лишь приходами на территории двух государств: США и Китая, и вовсе без внимания оставлены приходы Западной и Восточной Европы, Греции и Ближнего Востока. Обращение к традиционным христианским общинам в этих регионах могло бы значительно обогатить исследование. Эдит Хамфри хорошо подмечает различные «нюансы» практического совершения богослужения в различных христианских деноминациях. Такой взгляд со стороны, особенно на собственную традицию, наверняка оценят читатели из разных церквей, в том числе церковные служители. Однако у читателя неизбежно возникает вопрос: насколько замеченные преимущества или недостатки в богослужении того или иного прихода присущи для конфессии или деноминации в целом? Так, описывая православное богослужение, автор замечает: «Праздник Успения Богородицы отмечается в будний день, обычно вечером перед 15 августа», а далее описывает праздничную литургию в этот день, начинающуюся с вечерни. Ситуация, типичная для некоторых православных приходов Антиохийского Патриархата в США (автор сама принадлежит общине этой юрисдикции), когда праздничная литургия среди недели совершается вечером накануне праздника, вовсе не характерна для Православной Церкви в целом, где вечерние литургии уставом предписываются лишь для особенно важных постных дней (кануны Рождества и Богоявления, Великие Четверг и Суббота, а также Преждеосвященные литургии по средам и пятницам Великого поста). Или же принятие Причастия почти всеми прихожанами за каждой литургией — для многих православных приходов это все еще остается в большей степени желаемой (а иногда и нежелаемой!) нормой, нежели практической реальностью… Очень важно, что автор, описывая богослужния в разных традициях, указывает на ошибку многих современных христиан, сосредоточенных во время богослужения исключительно на себе и своих нуждах. Индивидуалистический подход к богослужению — проблема, общая для всех христианских традиций. Хамфри пишет:

«Многие прихожане, будучи членами общины, все же полагают, что самым важным остается вопрос личной верности. Считается самым важным в служении – пережить собственный волнующий опыт Божьего присутствия. Обычай молиться с закрытыми глазами, хотя и помогает не рассеиваться нашему вниманию, к сожалению, также способствует сосредоточенности на себе. Наиболее популярные гимны и современные песни звучат от первого лица. Бытует мнение относительно вечери Господней или Евхаристии, что это касается, прежде всего, личных взаимоотношений с Господом. Качество служения оценивается тем, насколько оно помогло или что дало лично мне».

Невозможно быть христианином-одиночкой. Бог в Новом Завете создал не веру индивидуумов, но Свой новый народ, новый Израиль. В Ветхом Завете невозможно было поклоняться Единому Богу вне совместного поклонения народа в контексте единственного Храма. Точно так же и стать христианином во все времена истории церкви означало не только лично всем сердцем уверовать в Господа Иисуса, но и присоединиться к христианской семье — церковной общине. Личная вера и общественное поклонение не противопоставляются, но дополняют друг друга. Во время молитвы в храме или в церковном собрании мы окружены другими людьми и молимся вместе — не как собрание одиночек, предстоящих перед Богом один на один, но как единая семья. Безусловно, в христианстве есть место и для личной молитвы — наедине с Богом, но не во время общего богослужения. О такой молитве в Евангелии говорится: «Войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне…» (Мф. 6:6). Однако даже при личной молитве мы произносим слова молитвы Господней как «Отче наш…», а не «Отче мой». То есть, даже в такие минуты мы не обособляемся от братьев и сестер. «Если в нашем сердце живет Бог, то даже самая большая потребность будет тесно связана с нуждами других людей», — поясняет это автор. Эгоцентричное богослужение, как и эгоцентричная молитва — это почти всегда ложные способы поклонения, считает Эдит Хамфри. «Только если мы будем молиться друг за друга, осознавая, что в этом мы не одиноки, мы сможем по-настоящему обрести свои лица», — пишет автор, в качестве иллюстрации цитируя роман Клайва Льюиса «Пока мы лиц не обрели», известный русскоязычному читателю в переводе Ильи Кормильцева. В заключительной части книги автор анализирует типичные проблемы в богослужениях различных общин и предлагает читателям-служителям несколько практических рекомендаций по исправлению ситуации. Так, по мнению автора, литургия Слова всегда должна предшествовать Евхаристии, а не наоборот, как случается в некоторых нетрадиционных христианских группах. Богослужение должно быть сосредоточено на общине, а не на индивидуумах. При этом покаянные молитвы, звучащие в церкви, должны касаться всех прихожан лично, а не быть перечислением «грехов общества»:

«Какая глубокая ирония заключена в том, что в контексте индивидуализма, которым проникнуто поклонение, исповедь (где личная ответственность была бы наиболее уместна) главное ударение делает на коллективности. Несомненно, нашему обществу, как и церкви, есть в чем исповедаться. Однако такое явление в современном поклонении может нечаянно оттолкнуть некоторых прихожан («Я не согласен с политической позицией пастора в этом вопросе»), или дать кому-то возможность уклониться от проповеди – ведь, если речь идет о нашей общей вине, можно с легкостью прийти к выводу, что лично никто не виноват».

Среди прочих идей, излагаемых автором, стоит отметить акцент на древней церковной традиции, почти забытой сегодня многими христианами: прочтение Псалмов не как выражение человеческих переживаний, но как слов, исходящих из уст Иисуса. Это имеет основания в самом Писании: из уст распятого Спасителя звучат стихи псалма 21. Прот. Александр Шмеман, комментируя пение псалма 118 на утрени Великой Субботы, пишет: «Церковь издревле разумела этот псалом как слова Христа о Самом Себе, особенно же как обращение Его к Отцу из сени смертной: «Посмотри, как я люблю повеления Твои, Господи… вступись в дело Мое, оживи Меня и избави Меня»» («Сия есть благословенная суббота»). Важно также, что автор призывает отказаться от упрощенчества в церковных песнопениях — тенденции, присущей современным протестантским общинам, где можно встретить не только «косметические», но и существенные богословские поправки к старинным гимнам. Так, модное стремление к инклюзивному языку нивелирует христологический смысл псалма 1, когда вместо «Блажен муж…» поют «Блаженны те…», либо когда личностные обозначения Лиц Святой Троицы (Отец, Сын и Святой Дух) подменяются «ролевыми»: «Создатель, Искупитель и Помощник». У русскоязычного читателя наверняка возникнет недоумение или даже ужас при знакомстве с еще более экзотическими злоупотреблениями современных деноминаций. Причастие тортом и шампанским в Пятидесятницу — день рождения Церкви — в одном англиканском приходе, снова же переключение внимания на самих себя вместо поклонения Тому, Кто был распят за нас: «необходимо что-нибудь веселое в дополнение к воздушным шарам, украшавшим зал собраний, чтобы напомнить прихожанам, как приятно быть церковью». Хамфри справедливо задает риторический вопрос: «Что сказали бы Мария, Мать Христа, или Мария Магдалина, если бы им предложили шампанское у подножия креста?» Продажа освященных гостий через интернет на сайте общины Открытой епископальной церкви сопровождается лозунгом: «Святые дары должны быть всегда доступны современному человеку в качестве источника вдохновения и водительства… Они несут в себе духовную силу. Это вилка, проникающая в розетку. Это выключатель времени». Такая уродливая форма отделения Святых Даров от собрания Божьего народа (на сайте прямо предлагают Тело и Кровь Христовы всем и каждому, в том числе нехристианам без необходимости принять Крещение), заставляет задуматься: не является ли стремление распоряжаться Дарами по своему усмотрению лишь крайним выражением индивидуалистского подхода к Евхаристии, давно проникшим и в нашу среду? Двенадцать практических рекомендаций, которые автор предлагает служителям церквей, так или иначе ответственным за проведение богослужений, призваны помочь излечить общины от излишнего внимания к эмоциям и настроению, стремления поставить в центр поклонения человека, искажений в церковном учении, деформации литургии и склонности манипулировать литургией. Настоящее поклонение Богу, совершаемое прежде всего в литургическом богослужении — есть встреча с Творцом и Искупителем. Бог исцеляет наши сердца и возвращает каждому из верующих полноту человеческой личности. Конечно, христианин призван быть таковым и помнить о Боге всегда, а не только в моменты богослужения или личной молитвы. Однако как мы не вправе отделять поклонение от остальных областей жизни, точно так же следует почитать особые моменты, отводимые для поклонения, как главную святыню. Книга Эдит Хамфри будет полезна всем читателям, кому интересно сравнение христианских традиций. Прочитав книгу, понимаешь, как много общего между разными христианами не только в вероучении, но и в практических способах совершения богослужений, и даже в ошибках. Если откинуть в сторону уродливые крайности, которые описывает автор, мы оказываемся ближе друг другу, чем часто кажется. В особенности хочется рекомендовать книгу протестантским читателям, для который она может стать «мостиком» для открытия библейского способа поклонения в традиционных церквах.

Google

Дата публикации: 15.10.2013