Колонка редактора

«Пусть мир благоговеет перед твоей жизнью», — читаем в «Изречениях Секста» — памятнике конца II – начала III в., который читали христиане разных стран на протяжении веков. Эта максима ярко выражает устремление ранней Церкви к святости — о которой мы часто забываем в повседневной жизни. Для нас святость — нечто запредельное; читая жития святых, современный читатель только поражается подвигам и обращается с молитвой к этим «гениям религиозности». Но хотя гениальность, в том числе религиозная, — удел немногих, тем не менее, к святости призваны все.

Разве можно быть святым уже сейчас? Ясно, что никто из святых при жизни не считал себя таковым; напротив, святые почитали себя великими грешниками. Но святость — не в том, чтобы вовсе не грешить. В собственном смысле свят только Бог, мы же можем освящаться, приближаясь к Нему. Поэтому святость сопряжена с постоянным устремлением к Богу: остановиться на этом пути нельзя. Прекратив устремление вперед, скатываешься назад. А движение к Богу, жизнь ради Бога и в Боге — норма для каждого человека.

Святость — понятие эсхатологическое. Движение к Богу, познание Его и возрастание во Христе не прекратятся в будущем веке. Но чтобы быть с Богом в вечности, надо обрести Его уже сейчас. Царство Божие начинается внутри нас; ожидая это Царство как грядущее, мы уже сегодня можем быть причастными ему. Поэтому каждый день нужно помнить о своем призвании христианина. «Будь всегда таким, каким хочешь быть, когда молишься Богу», — пишет Секст, — и еще сильнее: «Будь уже сейчас таким, каким хочешь быть перед Богом».

Добавить комментарий