Для тех, кто хочет верить разумно

Киевские монастыри

Монастырь отца Ионы


Ранним утром 12 января 1902 года 1150-пудовый колокол Киевского Свято-Троицкого общежительного монастыря сзывал свою паству на прощание с его основателем и настоятелем в Бозе почившим архимандритом Ионой. Основатель Свято-Троицкого монастыря был погребен на том месте, где сорок лет назад он нашел лишь жалкие лачуги, а потом своим праведным трудом создал обитель, о которой знала и говорила восторженно почти вся Россия. Ежегодно в монастырь, известный в народе как Монастырь отца Ионы, приходило около 100 тысяч паломников (напомним, что в самом Киеве начала XX века проживало чуть больше 300 тысяч населения).

Попытаемся хотя бы кратко рассказать об удивительной истории создания этого монастыря и не менее удивительной жизни его создателя.


Обратимся к письму отца Ионы на имя Обер-прокурора Святейшего Синода К.П. Победоносцева — этому своеобразному духовному завещанию старца. В нем он рассказывает о том, что преподобный Серафим Саровский, у которого он был послушником почти восемь лет, умирая, определил дальнейший путь, который он должен будет пройти. И закончил словами: «…Ты должен быть готов к назначенному тебе делу великому, тому, которое усоветовал Всеблагий Господь Бог и Всесвятая Богородица и все святые с Нею. Ты должен будешь идти а город Киев и потрудиться там в созидании и устроении святой обители мужского общежительного монастыря, великого и дивного для всех и полезного ко славе Божией и многих спасающихся в ней».


И вот начался путь, предсказанный преподобным молодому Иоанну Мирошниченко, который привел его в 1836 году в святую обитель — Брянскую Белобережскую пустынь, где он через семь лет принял монашество под именем Ионы.


В Белобережье молодой монах трижды удостаивается великого чуда — явления Божьей Матери, повелевающей ему идти на новое место подвигов: «Град Киев, и место оное тамо недалеко от святыя Лавры, над рекой Днепром холм и столп огнен стоящ увидишь на нем, и паки место оное показано ти будет огнем на нем. Не бойся!»


В 1847 году отец Иона прибыл в Киев, где был милостиво принят и обласкан митрополитом Филаретом. Киевский владыка умел распознавать дух Божий в человеке и дорожил каждым, на ком была печать его.


Начались странствия отца Ионы по киевским монастырям. Довелось узнать ему Лавру и Михайловский Златоверхий, потрудиться в Пустынно-Никольском, Братском, Греческом (здесь он 29 июня 1858 года, в день памяти святых апостолов Петра и Павла, был рукоположен в иеромонаха). 18 июня 1860 года отец Иона зачислен в штат Выдубицкого монастыря.


Но еще во время пребывания в Греческом монастыре случилась удивительная история. Явился к нему кременчугский купец Дмитрий Таратуев, который хотел купить для себя место, где спокойно мог бы провести остаток своей жизни. Вот и посоветовал ему отец Иона купить землю недалеко в гору от Выдубицкого монастыря. Далее читаем в его записях: «Дмитрий Васильевич попросил у меня бумаги написать условие. Я поднял клеенку и увидел под клеенкой деньги. Я отдал их Дмитрию Васильевичу и говорю; «Заплатите за место». Он не хотел брать, но я велел ему все отдать. Когда он сосчитал, то там оказалось 160 рублей (больше, чем этого требовалось для уплаты. — В.С.). Я дал бумагу написать условие… Оставшись один в келии, я думал, кто бы мог положить мне деньги под клеенку, я не клал». Эта земля после смерти Д.В.Таратуева и стала тем местом, с которого все началось.


А потом произошли еще два великих события, которые окончательно определили судьбу будущего монастыря — два явления Божьей Матери. Случилось это 1 марта 1861 года и 9 марта 1862 года.


В огненном сиянии с сонмом святых явилась она, указывая на место «идеже восхоте Всеблагий Господь во имя Всесвятое Его устроить здесь великую обитель и поселить в ней иноков, восхваляющих Господа Бога своего». Окропила Владычица это место святой водой и «утвердила меня к послушанию Всесвятой воли Ее и Господа Бога».


Несмотря на то, что некоторые из братии Выдубицкого монастыря посмеивались над мечтой отца Ионы и его нескольких помощников создать новый монастырь, говорили, что идея эта осуществится, когда у них вырастут волосы на ладони, но все же началось строительство двухэтажного деревянного дома, и в этом доме — церковь во имя Живоначальной Троицы. 4 мая 1864 года состоялось освящение Св. Престола. Священный Синод указал и определил отцу Ионе жить в саду и служить в церкви, на содержание которой вдова Киевского генерал-губернатора княгиня Екатерина Алексеевна Васильчикова (духовная дочь отца Ионы) пожертвовала 10 тысяч рублей.


Духовные чада из всех слоев общества стали стекаться к своему пастырю, многие просились в послушники, вставал вопрос об учреждении монастыря. И вот тут княгиня Васильчикова вступает в решительную борьбу за это святое дело. Она оформляет дарственную в пользу будущего монастыря на часть своего имения Гусенцы в Полтавской губернии и подает прошение императору Александру II о разрешении учредить мужской общежительный монастырь для вновь поступающей в него братии из мира только, но никак не из других монастырей.


Прошение княгини император в присутствии членов царской семьи, видных государственных и церковных лиц рассматривал 4 апреля 1866 года. Мнения разделились. Несмотря на то, что государь и великие князья держали сторону Васильчиковой, не все считали целесообразным создавать еще один монастырь в Киеве. Был серьезный спор. Государь рассердился, надел шинель и вышел прогуляться. Было 11 часов утра понедельника после Фоминой недели. У решетки Летнего сада произошло покушение — в него стрелял студент Петербургского университета террорист Каракозов. Потрясенный царь, отслужив благодарственный молебен в Казанском соборе, пешком вернулся во дворец. Здесь он зарыдал.


Успокоившись немного, царь зашел в кабинет, вынес прошение княгини и при всех написал:


«Утверждаю и разрешаю вновь устроиться в гор. Киеве на Зверинце Свято-Троицкому общежительному монастырю на правах и началах древних святых обителей со скитом, где иноки по их усмотрению изберут место строить скит для схимников, отшельников и совершенных безмопвников. Этот монастырь утверждается образцовым и на будущее время для всех монастырей. При этом монастыре утверждаются и благотворительные заведения: училище для сирот и полусирот, больница, для братьев и странных пришельцев и странноприимный дом. Для странных должен быть дан покой и пища в монастыре». Княгине Васильчиковой при всех он сказал: «Я вижу Промысл Божий, и молитвы нового монастыря спасли меня от смерти и Россию от страшного потрясения». И вручая ей подписанное прошение, добавил: «Если что нужно будет от меня — я все сделаю».


6 апреля 1866 года была получена телеграмма от обер-прокурора Св. Синода графа Толстого об учреждении нового монастыря. 18 апреля 1866 года отец Иона был определен его строителем.


Царский указ о сочетании в монастыре монашеской жизни с благотворительной и воспитательной деятельностью распространялся впоследствии и на другие, вновь создаваемые монастыри, например, Покровский, где прежде всего была построена больница.


Отец Иона начал строительство монастыря со школы-приюта для 30 мальчиков-сирот, потом была построена больница, и только после этого он приступил к строительству келий для монахов.


Первоначальный деревянный храм скоро перестал вмещать молящихся, и неподалеку стал строиться великолепный двухпрестольный просторный каменный Свято-Троицкий собор с правым приделом во имя иконы Божией Матери «Троеручицы», освященный 28 ноября 1871 года митрополитом Киевским и Галицким Арсением. Главный престол высокопреосвященный Арсений освятил 23 июля 1872 года. Но и этот храм пришлось впоследствии расширить, пристроив левый придел во имя Всех Святых. Сделал это уже архитектор Николаев в 1897 году.


Постепенно монастырь созидал в своей ограде все необходимое для жизни: возникла просфорня и мастерские для изготовления свечей, иконописная, переплетная, столярно-плотничная, портняжная, сапожно-шорная, кузнечно-слесарная, бондарная.


Ионинские иноки не покидали стен монастыря без благословения настоятеля, их нельзя было встретить с монастырской кружкой ни на вокзалах, ни на улицах городов — они не докучали миру с просьбами о милости, а кормились трудами рук своих. Естественно, что очень много средств приходило от добровольных благотворителей. Часто в официальных отчетах отец Иона записывал: «Сооружено на деньги, пожертвователь которых пожелал остаться неизвестным». Но их-то всех настоятель знал, и. каждое имя было вписано в синодики для вечного поминания.


Трапезы самих иноков поражали своей скудостью, что соответствовало смиренной простоте их келий, где не хранилось ничего, кроме икон, божественных книг и бедных одеяний, по которым их отличали в миру, как братских монахов по учености, а лаврских- по красоте облачений.


С особым радушием встречали здесь бедняков и богомольцев. За длинными монастырскими столами ежедневно и безвозмездно до четырехсот человек получали два горячих блюда, а в трех странноприимных корпусах обретали они благословенный покой.


Мы уже говорили о том огромном количестве паломников, которые тянулись в монастырь к старцу, ища у него защиты, совета, помощи. До нас дошло много рассказов о прозорливости отца Ионы и об исцелениях по его молитвам.


В начале XX века Ионинский монастырь владел 8 тысячами десятин земли в Киевской и Полтавской губерниях. На Зверинце на 21 десятине размещалось 45 различных жилых построек. В том числе четырехэтажное здание на 87 комнат для братии (а братии насчитывалось 462 человека), корпуса для паломников, больница, школа, мастерские.


В 1880 году монастырь получил 350-пудовый колокол. Его везли в обитель 13 лошадей. А в 1896 году для монастыря был отлит 1550-пудовый, который до конца века оставался самым большим колоколом в Киеве.


Духовное начальство не всегда и не во всем поддерживало старца. Для многих он был неудобен своим крутым нравом, категоричностью суждений, бескомпромиссностью в принципиальных вопросах, но неоспоримые его заслуги все же получали признание: 9 августа 1872 года он был возведен в сан игумена. 12 июля 1872 года был награжден набедренником. 9 апреля 1883 года по определению Св. Синода за заслуги по духовному ведомству награжден золотым наперсным крестом. Указом Св. Синода от 17 января 1886 года назначен настоятелем Киево-Межигорского Спасо-Преображенского монастыря с возведением в сан архимандрита (это было желание возобновить сгоревший Межигорский монастырь силами Ионовской братии). 9 апреля 1899 года отец Иона всемилостивейше пожалован по дню Святой Пасхи орденом Анны III степени.


Особенно много споров, открытых столкновений, категоричных несогласий вызвала идея строительства колокольни, которая должна была увенчать архитектурный и духовный облик обители. Этот грандиозный проект разработал киевский архитектор академик Николаев. По всем параметрам эта колокольня должна была превосходить лаврскую. Достаточно сказать, что по полной высоте она возвышалась бы над лаврской на 13 метров.


Этому проекту решительно воспротивился Киевский митрополит, он же священноархимандрит лавры, Платон. Началась, казалось бы, совершенно неравная борьба, с вмешательством Священного Синода. И все-таки из этой борьбы смиренный старец вышел победителем — проект был л утвержден.


27 июня 1903 года колокольня была заложена. Летом 1905 года строительство было доведено до половины первого яруса и было остановлено для необходимой усадки. К 1917 году первый ярус был воздвигнут полностью. О дальнейшем строительстве этого сооружения говорить не приходится. Заметим только, что из кирпича разобранной колокольни впоследствии была построена Киевская сельхозакадемия.


А между тем земная жизнь праведника подходила к концу. Еще с 1888 года кипарисовый гроб, который приготовил для себя старец, стоял в его келии. В июле 1901 года он слег. 15 декабря был соборован и с этого дня по день кончины, в течении 24 дней не принимал пищи, но не закрывал своей келии для народа. 6 января 1902 года старец Иона попрощался с братией. Ходившие за ним видели, что он страшно страдает, и один из келейников, видя такую его муку, сказал:


«Батюшка, помолитесь Божией Матери, чтобы она разделила болезнь Вашу на всю братию». «Нет, не понесут,- отвечал кротко старец,- буду я один терпеть». 8 января от слабости он уже не мог говорить. 9 января 1902 года отец Иона отошел в вечность.


К сожалению, мы не можем сегодня точно сказать, сколько же было архимандриту Ионе, в схиме Петру, когда он умер. Разные источники говорят по-разному — 98, 102, 108, 112 лет. Важно то, что жизнь он прожил долгую и достойную.


После смерти пастыря жизнь монастыря осложнилась. Прогремевший 5 июня 1918 года страшный взрыв артиллерийских складов на Зверинце как бы предопределил будущую судьбу монастыря. В тот день ударная волна докатилась аж до Львовской площади, где в некоторых домах вылетели окна. А всего по Киеву взрыв разрушил 900 жилых домов, унес жизни 1000 киевлян. 12 человек погибли в монастыре, пострадали некоторые постройки.


В 1934 году монастырь был закрыт. Територия его передана Ботаническому саду. Здесь была устроена детская колония, потом какие-то склады. Одно время планировалось полностью разрушить храм, чтобы сделать видовую площадку. Была даже идея соорудить здесь крематорий.


В октябре 1966 года склеп отца Ионы был вскрыт. Власти предложили забрать гроб родственникам, если таковые обнаружатся, а пока длились переговоры, какой-то зверь в человечьем облике отсек голову и руку старца, ту руку, которая благословляла сотни тысяч людей на добрые дела, на жизнь честную, на любовь к ближнему. Руку потом нашли, а вот голову — нет. Так и захоронили подвижника благочестия. Похоронили на Зверинецком кладбище в одной могиле с епископом Виталием, умершим на десять лет раньше своего духовного отца.


Новая жизнь монастыря началась в 1991 году, когда была зарегестрирована община. Вскоре начались богослужения. А потом произошло главное — храм передали его владельцу. Началось восстановление. Службы продолжались и в лютые морозы, когда голоса сипли и ноги коченели от холода.


В октябре 1993 года нетленные мощи великого старца были возвращены на прежнее место захоронения.


Монахи и послушники во главе с настоятелем архимандритом Ионой делают все, чтобы возродить дух и славу Ионинского монастыря. Сами живя в очень тяжелых условиях, главным для себя они считают восстановление куполов храма, внутреннего убранства его. А потом уже станет вопрос и о корпусе для братии.


Каждый приходящий в храм получает истинное наслаждение от замечательного хора этой обители, которым руководит Дмитрий Болгарский.


Можно сказать, что монастырь уже возродился. И это случилось потому, что здесь, рядом с нами, всегда находится великий старец, который через 94 года после своей кончины Священным Синодом Украинской Православной Церкви причислен к лику святых.

Дата публикации: 31.12.2004