Почаевское горе-духовничество

Почаевская лавра давно известна не только как место паломничества, но и как место жестких злоупотреблений в пастырской практике. Об этих перегибах я уже писал несколько лет назад. С тех пор, судя по отзывам паломников, ситуация едва ли изменилась в лучшую сторону. Побывав в Почаеве на исповеди, можно получить необоснованный запрет на причащение на довольно длительное время. 

Почаев привлекает паломников известными святынями — чудотворной иконой и источником святой воды на месте явления Божией Матери, мощами преподобного Иова и преподобного Амфилохия (помогавшего подполью Украинской повстанческой армии). Казалось бы, на святом месте и нынче должна быть святая жизнь. Вероятно, она такой и есть — но где-то очень глубоко «под спудом». А то, что паломник встречает в Почаеве, так сказать, «на поверхности», иначе, чем горе-духовничеством не назовешь. Вместо освобождения от греха можно стать рабом духовника.

Конечно, многое зависит от того, на кого попадешь на исповеди. В былые времена мне самому доводилось принимать исповеди в Почаевской лавре, когда я приезжал туда с группами. Монахи охотно разрешали мне это делать. Сегодня же, по рассказам священников, ситуация совершенно иная. Недавно услышал, как одному священнику, который привез в Почаев своих прихожан, монахи категорически запретили исповедовать и выгнали его из храма.

Известно, что почаевские духовники критически относятся к большинству приходских священников, не доверяют их пастырскому методу и потому считают себя вправе грубо вмешиваться в жизнь людей, не являющихся их прихожанами. То есть, почаевцы свысока смотрят на белое духовенство и считают себя своего рода «духовниками всея Украины».

На днях пришлось услышать от прихожан рассказ о вопиющем произволе во время исповеди. Собственно, это и исповедью назвать можно лишь с натяжкой, потому что в Почаеве вместо исповеди происходит допрос с пристрастием. Священнослужитель вместо того чтобы выслушать человека и дать ему пастырское напутствие, воодушевить к христианской жизни, действует методом запугивания. Сначала выпытываются разннобразные грехи и «грехи», порой даже такие, что здоровому человеку и в голову не придет о таком говорить (например, о частоте половой жизни супругов или о различных интимных подробностях). Когда находится, наконец, что-то, за что, по мнению монаха, человека можно не допустить ко Причастию — ура! дело сделано. Человек возвращается из Почаева убитый тем, что его отлучили от Чаши на длительный срок. Некоторые, встревшись в начале своего христианского пути с таким «духовником», вовсе отходят от Церкви.

Случай, с которым встретились в Почаеве мои знакомые, оказался из ряда вон выходящим. Дело было не в интимных подробностях. Духовник стал выпытывать некоторые грехи, связанные с обращением к экстрасенсам, которые были совершены еще до обращения человека в Церковь. И вот, после покаяния и обращения человек больше такого не совершал. Однако, узнав о том, что было в прошлом, почаевский духовник запретил причащаться несколько месяцев. Если бы дело было в том, что после покаяния и обращения христианин вернулся ко греху, в котором уже каялся, — скажем, пошел к гадалке, проявил неоправданную жестокость, лжесвидетельствовал или впал в блуд, — тогда нужно было бы ради осознания и покаяния назначить епитимию на какое-то время. Но если после покаяния человек ведет жизнь христианина, то назначать епитимии за давние грехи, совершенные до обращения, недопустимо. Цель епитимии — врачевание души, осознание греха, побуждение к покаянию, примирение с Богом. Результатом почаевских отлучений часто становится уныние, отчание, а то и отход от Церкви.

Многие священники давно уже не благословляют своим прихожанам исповедоваться в Почаеве — и правильно делают. Лучше всего перед поездкой в паломничество (не только в Почаев, а куда бы то ни было) исповедоваться в своем приходском храме, а в месте паломничества причащаться без дополнительной исповеди. Хотя теперь в Почаеве перед Причастием и объявляют, что причащаться могут только те, кто получил разрешение исключительно у местного священника, такое требование не имеет законной силы. Все православные христиане, не состоящие под каноническим запрещением от своего епископа, духовника или приходского священника, не могут быть лишены таинства Причастия без достаточных на то оснований. А данное требование — исповедоваться только у местных священников — является почаевской самодеятельностью. Никто не может заставить вас исповедоваться против вашей воли. Кроме того, нет совершено никаких оснований не допускать к Причастию христиан, которые исповедовались заранее у своего духовника или приходского священника.

Если же во время исповеди священник вдруг начнет вас спрашивать о подробностях интимной жизни в супружестве (например, о ее частоте или позах), то смело можете разворачиваться и уходить от такого священника. Лучше вовсе не исповедоваться, чем позволять горе-духовнику самоудовлетворяться и повышать собственную самооценку за счет вашей искренности. Бегите прочь от такой «исповеди».

Стоит сказать и о том, что почаевские необоснованные запреты причащаться не имеют законной силы. Священник может наложить епитимию на своих прихожан. Если у вас есть духовник или священник, которому вы регулярно исповедуетесь, то иной священник, который видит вас первый раз в жизни, не должен налагать епитимию. В крайнем случае, если он видит необходимость, он может не допустить ко причастию в этот раз и отправить вас к вашему духовнику для разрешения ситуации. Конечно, вы теоретически вправе сменить духовника — но это должно быть только ваше решение. Никто не может принуждать вас становиться «духовным чадом» или исповедоваться только у данного священника. Каждый христианин — свободен во Христе.

Добавить комментарий